reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Повесть о том, как Евгений Иванович уговаривал Вильгельма Карловича. (Окончание)

Часть третья: «Согласно повеления ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА…».

Протокол Собрания Флагманов и Командиров. 4 июля 1904 г.

Совет г.г. флагманов и командиров в заседании 4 июля 1904 года, на эск. бр. «Цесаревич», в гавани Порт-Артура, пришел к единогласному заключению, что:
1)    Для ухода флота в море благоприятного и безопасного момента нет, всякий уход сопряжен с риском потерять суда на минах.
2)    Выход в свежую погоду невозможен вследствие загроможденного выхода брандерами и постоянного минирования рейда; тралящим же судам в свежую погоду невозможно будет работать впереди эскадры.
3)    Пройти во Владивосток без боя эскадра не может, обладая меньшим ходом, чем неприятель.
4)    Неприятель, обладая многочисленным минным флотом, будет первоначально уклоняться от боя, а минными атаками постарается в пути ослабить эскадру и тогда заставит принять бой при самых благоприятных для себя обстоятельствах, почему уход эскадры во Владивосток может быть оправдан только тогда, когда все меры обороны Артура со стороны флота будут исчерпаны, и падение крепости неизбежно.
5)    Оставаясь в Артуре, флот усиливает оборону крепости и дает возможность ей выдержать осаду; уже теперь, обстреливая неприятельские позиции судами, флот существенно задерживает наступление неприятеля с правого фланга.
6)    Уход же флота будет способствовать скорейшему падению крепости, так как эскадре, уходя во Владивосток, необходимо взять обратно на суда орудия, данные для усиления обороны крепости.
Подписали: контр-адмиралы: князь Ухтомский, Лощинский, Григорович, Матусевич,
капитаны 1-го ранга: Рейценштейн, Щенснович, Зацаренный, Бойсман, Иванов, Сарнавский, Успенский, Грамматчиков, фон-Эссен, Вирен, капитаны 2-го ранга: князь Ливен, Шульц 1, лейтенанты: Кузьмин-Караваев, Максимов.

Витгефт – Наместнику:
Совет флагманов, командиров в заседании 4 июля  пришел к единогласному заключению, что: 1) Для ухода флота в море благоприятного и безопасного момента нет, всякий уход сопряжен с риском потерять суда на минах. 2) Выход в свежую погоду невозможен вследствие загроможденного выхода брандерами и постоянного минирования рейда, тралящим же судам в свежую погоду невозможно будет работать впереди эскадры. 3) Пройти во Владивосток без боя эскадра не может, как обладающая меньшим ходом, чем у неприятеля. 4) Неприятель, обладая многочисленным минным флотом, будет первоначально уклоняться от боя, минными атаками постарается в пути ослабить эскадру и тогда заставить принять бой при самых благоприятных для себя обстоятельствах, почему уход эскадры во Владивосток может быть оправдан только, когда все меры обороны Артура со стороны флота исчерпаны, и падение крепости неизбежно.
5) Оставаясь в Артуре, флот усиливает оборону крепости и дает возможность ей выдерживать осаду; уже теперь, обстреливая неприятельские позиции судами, существенно задерживается наступление неприятеля с правого фланга. 6) Уход же флота будет способствовать скорейшему падению крепости, так как эскадре, уходя во Владивосток, необходимо взять обратно на суда все орудия, данные для усиления обороны крепости.
Согласно телеграммы № 11 представляю протокол совещания флагманов и командиров.» (телеграмма №67 от 05.07.1904, получена 15.07.1904).


«На № 8 доношу;
1)    Ждать в продолжение четырех часов, при течении, выхода десяти судов в протраленном двухсотсаженном проходе, не став на якорь, нельзя.
2)    При свежей погоде или тумане траление невозможно.
3)    Лично видел четыре броненосца – пятый «Чин-иен»; уверенность будет только после благополучного выхода на чистую воду и беспрепятственного перестроения в боевой строй.
4)    В двухсотсаженном проходе, с тралами впереди возможен только кильватерный строй; против наших десяти миноносцев – сорок неприятельских. Большие пароходы бесполезны – сидят меньше броненосцев и течением относит суда, согласно опыту, более кабельтова в сторону. Свободное действие эскадры парализуется минным заграждением, загроможденностью и узкостью прохода, необходимостью выхода в одну большую воду всем судам и подавляющим числом миноносцев неприятеля.» (телеграмма №68 от 05.07.1904, получена 15.07.1904).



Наместник – Витгефту:

Не знаю чему приписать, что до сей минуты не получаю от Вас донесения, касательно посланных Вам, многоуважаемый Вильгельм Карлович, распоряжений, вызванных Вашим рапортом о выходе эскадры 10 июня. ГОСУДАРЬ очень озабочен судами, находящимися в Артуре, почему придает большое значение переходу эскадры во Владивосток. Как ни трудна эта задача, как она ни связана с большим риском, но все таки надо приложить все усилия, всю энергию, попытаться проложить себе путь в море. Считаю, что связать судьбу эскадры с крепостью, могло иметь оправдания в том лишь случае, если этою великою жертвою мы отстоим Артур при всех обстоятельствах. Раз этого нельзя достигнуть, эскадре невозможно оставаться в Артуре на неопределенное время. В Севастополе мы потопили парусный флот, т.к. у неприятеля имелся паровой, теперь же владеем равным оружием, и на нашей стороне двумя броненосцами больше. Я уверен, что и Вы, также как и я, не можете допустить мысли погубить эскадру в бассейне, под огнем береговых укреплений неприятеля, а потому продолжаю с твердостью верить, что все флагмана и капитаны этого допустить не могут, и бой в море, самый упорный, должен быть последним актом Артурских морских сил.
Получаемые в последнее время разные сведения указывают, что многие японские суда, действительно, имеют большие аварии, и что для поддержания своей силы японцы не стесняются заменять броненосцы и крейсера пароходами, делая им нужные надстройки, мачты, трубы. Вследствие успешного набега крейсеров из Владивостока, им приходится отряжать конвоиров для транспортов из состава эскадры Того. При выходе нашей эскадры крайне важно обмануть бдительность неприятеля и выйти, взяв с собою все лодки и миноносцы с тем, чтобы возвратить их в Артур, когда пройдет надобность. Особенно прошу, когда решите выход, сообщите мне заблаговременно, дабы наши крейсера могли выйти из Владивостока и даже подойти к Шантунгу, и тем облегчить прорыв эскадры. Сердечно желаю Вам лучшего и да поможет Бог выполнить великое дело – перейти во Владивосток. При необходимости срочной и важной посылки мне донесений, кроме шаланд с китайцами, посылать мне миноносцы через Чифу или Цянь-Цзин.
Искренно Вас уважающий и преданный» (Письмо от 04.07.1904, получено 10.07.1904).


Витгефт – Наместнику:
«Ответ на телеграмму № 11 посылал дважды. Правильные скорые донесения невозможны, также посылка миноносца; посылать рапорты с офицерами на джонках считал опасным. Доносил кратко за отсутствием выдающихся действий. Неприятель укрепился на позициях, занятых им 14 мая, в 15 верстах от Артура; осадных батарей еще нет. Береговые позиции до Сикау обстреливал часто миноносцами, канонерскими лодками, раз крейсерами; направление указывали взятые на суда сухопутные офицеры, так как с судов результатов стрельбы и неприятеля почти не было видно. Выход большими судами рискован, постоянно взрываются мины в тралах; выловлено более 200 мин. Японские суда ближе 12 миль не подходят, кроме 2 крейсеров, обстреливавших наши суда с 8 миль. Минные атаки с постановкой мин заграждения почти еженочны, с судов и батарей доносили о потоплении миноносцев, точных доказательств не имею. Несколько раз миноносцы выпускали против дежурного крейсера мины Уайтхеда с дальнего расстояния, но безрезультатно. Тралю ежедневно. Миноносцы выходили в экспедиции поймать японские, но пока без результата. На «Севастополе» весь ремонт еще три или четыре недели, теперь очищена пробоина, снимают лекало.
Донести заранее о выходе эскадры своевременно невозможно. Полная утренняя вода двадцать шестого июля и восьмого августа. В правдивости моих донесений не давал повода сомневаться, но из письма Вашего Высокопревосходительства, к сожаленью, вижу, что не дано веры тому, что я доносил и объяснял. Броненосцы и крейсера, а не подделанные суда, видел я и вся эскадра, в чем командир «Цесаревича» Капитан 1 ранга Эбергард, к сожаленью, лично не могу убедиться. Еще раз и в последний считаю нравственным долгом доложить, что если свыше категорически решено Артур и его защитников предоставить их участи, и армии Куропаткина отступить на север, а суда, которые будут после боя в состоянии двигаться, сохранить, потопив остальные, то остается только прорваться во Владивосток, но это назовется бегством, с оставлением защиты Андреевского флага над Артуром сухопутным войскам и, если Бог даст им отстоять его, то безучастие флота к родному порту, ради которого он был занят, навсегда останется пятном и укором флоту. Первое предписание указывало на высокую задачу флота, бок о бок с армией защищать Артур. Сдача его (без флота он не выдержит натиска) нанесет славе и престижу России больший удар, чем потеря всей эскадры в борьбе и защите Артура в бассейне, или вне его. Потерянные суда можно построить, но нравственного удара не окупить сохранением остатков эскадры. Если в Крымскую кампанию был перевес неприятеля, то заграждение минами рейда дает ему его и теперь. Неожиданно выйти теперь нельзя, и придется выходить с тралами в линии кильватера, малым ходом, против выстроившегося неприятеля и сосредоточенного огня всех против одного. Это выход парусного флота против парового. Буду продолжать порученное дело по мере разумения, совести и Божией помощи, исполняя приказания ВЫСОЧАЙШЕЙ воли. Конец дела зависит от Бога, а не людской мудрости. Причина и возможность действия ясно видны только на месте, вне зависимости от многих, часто мелких, обстоятельств. Телеграммы за №№ 12, 13, 14, 15, 16 и 17 и письмо от 4 июля получил . Опознавательные сигналы с Владивостокским отрядом ясно разобраны.»  (телеграмма №72 от 11.07.1904, получена 16.07.1904).


«Если, согласно телеграммы, флот Того вместо многих броненосцев, броненосных крейсеров, маскированные пароходы, а оставшиеся суда с 12 узловым ходом, то ранее, чем рисковать эскадрою, легче Командующему флотом или Начальнику эскадры пройти в Артур. Как уже доносил, не броненосцы Того опасны, а мины и все увеличивающийся числом, подавляющий, отлично организованный минный флот, с которым бороться нет сил.» (телеграмма №73 от 12.07.1904, получена 16.07.1904).

Протокол Собрания Г.г. Флагманов и Командиров судов 1 ранга 15 Июля 1904 года.

Командующий эскадрой предложил на обсуждение следующий вопрос: оставаться ли флоту в Артуре до конца, помогая чем можно на берегу в обороне Артура.


Присутствующие высказали следующие мнения:
Капитан 1 ранга фон-Эссен. — Выходить в море немедленно, при первой возможности, всем готовым судам и идти во Владивосток.
Капитан 1 ранга Грамматчиков. — Выход флота не желателен до последнего момента, в  последний момент флоту выйти на рейд и помогать защите Артура, стоя на рейде.
Капитан 1 ранга Вирен. — Флоту оставаться в Артуре, составляя с ним нераздельное целое, но разделить суда на те, которые будут выходить на рейд и другие, которые останутся в гавани, окончить кампанию, и вся команда их пойдет на берег и примет участие в обороне Артура.
Капитан 2 ранга Князь Ливен. — Оставаться в Артуре и защищать Артур, дав на берег все средства для защиты.
Капитан 1 ранга Успенский. — Оставаться в Артуре до последнего момента, а затем время покажет, нужно ли флоту выходить.
Капитан 1 ранга Бойсман. — Оставаться в Артуре до последнего момента.
Капитан 1 ранга Щенснович. — Оставаться и помогать на берегу обороне Артура, и оставить Артур, когда неприятель будет брать крепость.
Капитан 1 ранга Рейценштейн. — Из Артура не выходить.
Контр-Адмирал Лощинский. — Оставаться до конца в Артуре.
Контр-Адмирал Григорович. — Оставаться в Артуре до последнего момента.
Контр-Адмирал Матусевич. — Уходить в море и идти во Владивосток.

С мнением Флагманов и Командиров вполне согласен, как и раньше высказывал.

Подписал: Контр-Адмирал Витгефт.

Витгефт – Наместнику:
«Выхода эскадры нет; рейд забросан во время туманов, по ночам, с многочисленных миноносцев и заградителей минами, особенно дрейфующими; выловить нет сил; доказал взрыв «Баяна» на самом рейде.
Перед Артуром пять броненосцев, четыре броненосных крейсера, десять крейсеров, сорок восемь миноносцев с 390 орудиями – против наших пяти броненосцев, четырех крейсеров, семи миноносцев с 223 орудиями.
Помолившись, обсудив положение, решили окончательно эскадрой или выдержать осаду, или погибнуть, защищая Артур.
Неприятель подошел, наши войска отступили до фортов. Все время туманы. Начал перекидную стрельбу по берегу.
В боях войска потеряли свыше двух тысяч ранеными и убитыми, флот тридцать из пулеметных команд, посланных на позиции.»
(телеграмма №78 от 17.07.1904, получена 24.07.1904).

Наместник – Витгефту:
«Вашу телеграмму №67 получил сего 17 июля. С изложенным в ней мнением состоявшегося четвертого июля собрания Флагманов и Капитанов не согласен по следующим причинам: всякая крепость может быть взята теми или другими средствами, почему флот, имея свое особое назначение, отнюдь не может связывать свою участь с судьбою крепости. Нельзя допустить, чтобы флот, ради обороны крепости, мог бы сделаться трофеем неприятеля, и погиб  бы от своих рук.
Исходя из такого основного положения и принимая во внимание, что поддержка Артуру может быть оказана не ранее сентября, и что Балтийская эскадра может прибыть сюда только в декабре, для Артурской эскадры не может быть другого решения, как напрячь все усилия, энергию и, очистив себе проход через неприятельские препятствия, выйти в море и проложить себе путь во Владивосток, избегая боя, если позволят обстоятельства.
Только таким непоколебимым решением эскадра исполнит свой долг перед ЦАРЕМ и отечеством.
На основании вышеизложенного, предлагаю Вашему Превосходительству, впредь до получения новых инструкций, в точности руководствоваться моими приказаниями, изложенными в депешах за номерами 1813, 1814, 6, 7, 8, 11, а также в предписании №2196. Протокол собрания Флагманов и Капитанов представлен на благовоззрение ГОСУДАРЯ  с моим заключением, как выше изложено.
Для согласования действий всех наших сил и оказания содействия эскадре крейсерским отрядом немедленно донести о получении этой депеши, и когда можно рассчитывать на выход  эскадры.» (Телеграмма №24 от 18.06.1904, получено 25.07.1904).

ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО – Наместнику:
«Вполне разделяю Ваше мнение о важности скорейшего выхода эскадры из Порт-Артура и прорыва во Владивосток. Выбор времени исполнения предоставлен  вашему усмотрению, как Главнокомандующего.                          НИКОЛАЙ»   (Телеграмма ЕИВ от 19.07.1904)

Наместник – Витгефту:
«Дополнение депеши номер двадцать четыре. На представленный протокол собрания Флагманов и Капитанов от четвертого июля ЕГО ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО соизволил следующим ответом «Вполне разделяю ваше мнение о важности скорейшего выхода эскадры из Артура и прорыва во Владивосток».
На основании сего подтверждаю вам к точному исполнению приказания, изложенные в моей депеше номер седьмой. О получении донесите.» (Телеграмма №25 от 21.06.1904, получено 26.07.1904).


Витгефт– ЕГО ИМПЕРАТОРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ:
«Согласно повеления ВАШЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА, переданного мне Наместником телеграммой, выхожу с эскадрой прорываться во Владивосток. Лично я и собрание флагманов и командиров, принимая во внимание все местные условия, были против выхода, не ожидая успеха прорыва, и ускоряя сдачу Артура, о чем доносил неоднократно Наместнику.» (телеграмма от 28.07.1904)


Финал.
28 июля Первая эскадра Тихого Океана под флагом контр-адмирала Витгефта вышла из Порт-Артура для прорыва во Владивосток. В последовавшем бою с японской эскадрой Вильгельм Карлович Витгефт был убит, а ведомая им эскадра, лишившись одного броненосца, трех крейсеров и пяти миноносцев (миноносец «Бурный» и крейсер «Новик» потеряны безвозвратно, остальные интернированы) вернулась в Порт-Артур, где и погибла спустя несколько месяцев под огнем осадной артиллерии.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments