reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:
  • Music:

"Повергнуть заключения эти на всемилостивейшее воззрение государя императора."

По окончании японо-китайской войны 1894-1895 года перед высшим руководством вплотную встал вопрос – как дальше строить свои отношения с Японией и Китаем. Вашему вниманию предлагается журнал особого совещания, участники которого высказали свое мнение о сложившейся ситуации и сформулировали предложения по тем шагам в дальневосточной политике Российской империи, которые следует предпринять.

"Журнал Особого совещания (11 апреля) 30 марта 1895 г.

Принимали участие:
его императорское высочество великий князь [генерал-адмирал] Алексей Александрович,
министр иностранных дел [статс-секретарь князь А.Б.Лобанов-Ростовский],
военный министр [генерал-адъютант П.С.Ванновский],
управляющий морским министерством [адмирал Н.М.Чихачев],
министр финансов [тайный советник С.Ю.Витте],
товарищ министра иностранных дел [Н.П.Шишкин]
и начальник главного штаба [генерал-адъютант Н.Н.Обручев].




Князь А.Б.Лобанов-Ростовский

Министр иностранных дел изложил в коротких словах, на основании полученных за последнее время телеграмм, настоящее положение дела о китайско-японской распре.
На сделанный нами, через представителей наших в Лондоне, Берлине и Париже, запрос о том, какого взгляда держатся Англия, Германия и Франция на происходящие ныне между Китаем и Японией переговоры о мире, великобританское правительство ответило, что оно не видит для себя оснований вмешиваться в эти переговоры; напротив того, Германия, относившаяся до начала переговоров совершенно безучастно к китайско-японской распре, заявила ныне о своей готовности присоединиться ко всякому шагу, который мы сочли бы необходимым сделать в Токио с целью побудить Японию отказаться не только от занятия южной части Манчжурии с Портом Артур, но и от занятия Пескадорских островов. Такую внезапную перемену во взглядах германского правительства наш поверенный в делах в Берлине объясняет коммерческими интересами Германии на Дальнем Востоке, которые могли бы пострадать от усиления влияния Японии в Китае. Возможно также предположить, что означенная перемена произошла под влиянием недавно приехавшего в Берлин бывшего германского посланника в Пекине г. Брандта, прожившего в Китае около 20 лет и прекрасно знающего положение дел на Дальнем Востоке. По мнению г. Брандта, обладание Пескадорскими островами и Портом Артур создаст Японии преобладающее положение и над Китаем и над интересами европейских держав в Китайской империи.
Что касается Франции, то она изъявила согласие сообразовать свои действия с нашими.



Вел.Князь. Алексей Александрович

Великий князь генерал-адмирал высказал, что мы должны выйти мирным путем из того затруднительного положения, в которое поставило нас китайско-японское столкновение. По мнению его императорского высочества, нам необходимо сохранить хорошие отношения с Японией, так как она является сильной морской державой и по своему положению в Тихом океане всегда будет естественным врагом нашего врага — Англии. При настоящих условиях для нас было бы наиболее выгодным негласно перейти на сторону Японии и, не мешая ей итти вперед, вступить с ней в соглашение относительно соблюдения наших интересов. Таким путем, ничего не теряя, мы приобретем сильного союзника на случай могущих возникнуть в будущем осложнений с Англией,

Вопрос о приобретении незамерзающего порта чрезвычайно важен. До окончания Сибирской железной дороги занять порт Лазарева и полосу Манчжурии по Амуру, без соглашения с Японией, было бы в высшей степени затруднительно. У нас в Амурском крае всего около 30 тысяч войск, достаточных для отражения нападения, а не для наступательных действий. Притом порт Лазарева невыгоден в том отношении, что представляет огромную оборонительную линию. В более выгодных условиях находится бухта Шестакова.


генерал-адъютант П.С.Ванновский

Военный министр, признавая, что из предложенных Японией Китаю мирных условий наибольшее значение для нас имеют независимость Кореи и занятие японцами южной части Манчжурии, полагает необходимым потребовать от Японии обязательство, что она действительно очистит Корею, так как, пока Сеул и некоторые корейские порта заняты японскими войсками, независимость этой страны будет призрачной.
Занятие же Японией южной части Манчжурии составляет, по мнению генерала-адъютанта Ванновского, прямую угрозу России, ибо местность эта представляет базу для действий Японии против нашего Приамурского края. Заняв ее, японцы приблизятся к нашей границе и создадут нам величайшие затруднения в деле необходимого для нас исправления Амурской границы. Было бы даже выгоднее уступить Японии южную часть Кореи, а самим занять какой-либо порт на корейском побережье, чем допускать японцев в Манчжурию. Необходимо поэтому попытаться дипломатическим путем убедить японское правительство отказаться от Манчжурии; если же такая попытка окажется безуспешной, то прибегнуть к силе. Настоящее положение японской армии таково, что пока для действий против нее достаточно и 30 тысяч наших войск, а не более чем через шесть месяцев число это может быть доведено до 50 тысяч.

Великий князь генерал-адмирал, заметил, что, действуя против Японии, мы наживем в лице ее вечного и притом сильного врага на Дальнем Востоке и заставим японцев, силой обстоятельств, быть заодно с англичанами.

По мнению министра иностранных дел, на дружбу Японии ни в каком случае рассчитывать нельзя. Предпринятая ею война направлена не столько против Китая, сколько против России, а затем и всей Европы. Заняв южную часть Манчжурии, японцы не остановятся на этом, а несомненно будут развивать свою колонизацию далее, по направлению к северу.


С.Ю.Витте

Министр финансов заявил, что вопрос о том или другом образе действий нашем при настоящих обстоятельствах непосредственно и более всего касается финансового ведомства, так как, в случае неудачного решения этого вопроса, мы рискуем потерять все, что с таким трудом было сделано до сего времени для упорядочения наших финансов.
Тайный советник Витте полагает, что предпринятая Японией война является последствием начатой нами постройки Сибирской железной дороги. Все европейские державы, а также и Япония, по-видимому, сознают, что в недалеком будущем произойдет раздел Китая, и в Сибирской дороге видят значительное увеличение наших шансов в случае такого раздела. Враждебные действия Японии направлены главным образом против нас. Предполагаемое японцами занятие южной части Манчжурии будет для нас угрозой и, вероятно, повлечет за собой впоследствии присоединение к Японии всей Кореи. Получив с Китая контрибуцию в 600 миллионов рублей, японцы укрепятся в занятых ими местностях, привлекут на свою сторону весьма воинственных монголов и манчжур, а затем начнут новую войну. При таком положении вещей не будет невероятно, что через несколько лет микадо сделается китайским богдыханом. Если мы теперь допустим японцев в Манчжурию, то для охраны наших владений и Сибирской дороги потребуются сотни тысяч войск и значительное увеличение нашего флота, так как рано или поздно мы неизбежно придем к столкновению с японцами. Отсюда вытекает вопрос: что для нас лучше — примириться с занятием Японией южной части Манчжурии и вознаградить себя за это после окончания Сибирской дороги или теперь же решиться активно воспрепятствовать таковому занятию? По мнению министра финансов, для нас представлялось бы более выгодным перейти к активному образу действий теперь же и, не стремясь пока к исправлению нашей амурской границы и вообще к каким-либо захватам, дабы не иметь против себя одновременно и Китай и Японию и быть корректными по отношению к Европе, заявить решительно, что мы не можем допустить занятия Японией южной Манчжурии и что, в случае неисполнения нашего требования, мы будем вынуждены принять соответствующие меры. Имеется значительная вероятность предполагать, что дело и не дойдет до войны, когда Япония, а равно и европейские державы убедятся, что мы действительно готовы, в случае, если к тому нас вынудят, действовать энергично. Если же, сверх ожидания, Япония не послушает наших дипломатических настояний, то следует предписать нашей эскадре, не занимая никаких пунктов, начать враждебные действия против японского флота и бомбардировать японские порта. Мы приобрели бы при этом роль спасителя Китая, который оценил бы нашу услугу и согласился бы потом на исправление мирным путем нашей границы.
Тайный советник Витте полагает, что победы японцев над китайцами еще не доказывают силы первых: В действительности, насколько известно, действующая японская армия не превышает 70 тысяч человек, причем она разбросана в Корее, в Манчжурии и на юге. Если бы, паче чаяния, дело дошло до войны, то, вероятно, оказалось бы достаточно с нашей стороны и тех сил, которыми мы можем располагать в данную минуту. Притом можно было бы рассчитывать и на некоторое содействие китайцев, а также и корейцев, которые по-прежнему относятся враждебно к японцам..

На запрос министра иностранных дел о том, действительно ли мы располагаем достаточными сухопутными и морскими силами для начатия военных действий против Японии, военный министр заявил, что в данную минуту мы можем выдвинуть не более 12 или 15 тысяч человек, но что и японские сухопутные войска для нас в настоящее время безвредны, так как, не имея ни достаточного обоза, ни кавалерии, они не могут сделать ни шага вперед. Во всяком случае, по мнению генерал-адъютанта Ванновского, первые военные действия должны начаться со стороны флота, с тем, чтобы сухопутные войска в это время готовились и собирались.



Н.М.Чихачев

Управляющий морским министерством выразил мнение, что предложенное великим князем генерал-адмиралом соглашение с Японией возможно лишь в том случае, если японцы будут искренни. На искренность же и дружбу их, как заметил министр иностранных дел, рассчитывать трудно. Мы могли бы потребовать от Китая, чтобы он не соглашался на предъявленные Японией условия, заявив, что, в противном случае, мы займем северную Манчжурию, но так как Япония, вероятно, не остановится пред этим, то мы должны будем оказать Китаю помощь. Наша тихоокеанская эскадра сильна и имеет нравственное превосходство над японским флотом, тем более, что она еще не тронута.? Не рискуя вдаваться в большие морские операции, она может однако ныне же прервать японские сообщения. Генерал-адъютант Чихачев думает, что и при настоящих условиях мы могли бы твердо предъявить наши требования, не делая теперь никаких захватов.

Великий князь генерал-адмирал заявляет, что нам ни в каком случае не следует начинать враждебных действий против Японии. Если мы впутаемся в войну, то на стороне Японии, несомненно, окажется Англия, а быть может, и Германия. Наша эскадра достаточна для японцев, но не для англичан.


Н.Н. Обручев

По мнению начальника главного штаба, для нас в высшей степени важно ни под каким видом не впутываться в войну. Необходимо иметь в виду, что нам пришлось бы воевать за десять тысяч верст с культурной страной, имеющей 40 миллионов населения и весьма развитую промышленность. Все предметы военного снаряжения Япония имеет у себя на месте” тогда как нам пришлось бы доставлять издалека каждое ружье, каждый патрон для наших войск, расположенных на огромной некультурной территории с населением не более полутора миллиона. Ближайшие войска могут прибыть к месту военных действий лишь через три месяца, а из Омска и Иркутска только через пять. Генерал-адъютант Обручев высказывает убеждение, что необходимо действовать дипломатическим путем; впутаться же ныне в войну, на которую нас будут, вероятно, наталкивать европейские державы, было бы для нас величайшим бедствием, тем более, что мы не обеспечены ни на западе, ни на Кавказе.

Военный министр возразил на это, что, если даже предположить, что мы не готовы на западе, то мы все-таки не можем отказаться от действий на Дальнем Востоке, хотя у нас там только полтора миллиона жителей. Нельзя вести твердой политики с ручательством, что до войны дело не дойдет.

Генерал-адъютант Обручев заявляет, что мы могли бы достигнуть всего, что нам нужно, в согласии с Японией, а Китай нам не страшен. По.соглашению с Японией мы могли.бы занять северную Манчжурию.

Министр финансов находит, что, если мы возьмем какую-либо часть Китая, то и другие державы сделают то же самое. Таким образом начнется дележ Китайской империи, который поведет к новым столкновениям. Война чрезвычайно нежелательна, но если требования Японии будут существенно угрожать нашему спокойствию, нам выгоднее решиться на войну теперь, ибо иначе России придется в будущем нести гораздо большие жертвы. Можно предоставить Японии, как победительнице, взять Формозу, Рыбачьи острова, даже Порт-Артур и, в крайности, южную часть Кореи, но только не Манчжурию. Тайный советник Витте полагает, что Япония согласится добровольно на наши требования, если мы скажем решительное слово, но что, тем не менее, нельзя поручать министерству иностранных дел вести решительные переговоры, не имея в виду возможности столкновения.

Статс-секретарь князь Лобанов-Ростовский выразил сомнение в успехе мирных переговоров с Японией и в возможности вступить с ней в соглашение относительно Манчжурии.

После окончательного обмена мыслей члены совещания пришли к следующим заключениям:
1. Добиваться сохранения status quo ante bellum на севере Китайской империи и в этих видах посоветовать Японии, сначала дружелюбным образом, отказаться от занятия южной части Манчжурии, так как таковое занятие нарушает наши интересы и будет служить постоянной угрозой спокойствию на Дальнем Востоке; в случае же решительного отказа Японии последовать нашим советам, объявить японскому правительству, что мы оставляем за собой свободу действий и будем поступать сообразно с нашими интересами.
2. Сообщить официально европейским державам, а также и Китаю, что, не стремясь со своей стороны ни к каким захватам, мы считаем необходимым для охраны своих интересов настаивать на отказе Японии от занятия южной части Манчжурии.
3. Повергнуть заключения эти на всемилостивейшее воззрение государя императора.


Алексей, Лобанов, Ванновский, Чихачев, Обручев, Сергей Витте, Шишкин."


Источник - Красный архив. Т.52. 1932 г. Стр. 78-83
Tags: Если завтра война...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments