reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:

"...считаю своим верноподданническим долгом представить..." (Начало)


Будучи преизрядно вдохновлен постом Многоуважаемого thor_2006 о «большевиках и броневиках» https://thor-2006.livejournal.com/526384.html решил слегка «пополнить» «коллекцию» «кандидатов в члены ВКП(б)» посредством публикации всеподданнейшего доклада министра финансов В.Коковцова, написанного им спустя 10 дней после печально известного «Кровавого воскресенья» и целиком посвященного проблемам существующих на тот момент взаимоотношений между рабочими, работодателями и государственными структурами, а также путям разрешения этих проблем.
Кому интересно, и кто не боится читать скучные буквы в большом количестве - милости прошу под кат:


«Ваше императорское величество, отнесясь с великодушною монаршею снисходительностью к рабочим с.-петербургских фабрик и заводов, поддавшимся влиянию злонамеренных людей и по их наущению устроивших общую забастовку, высочайше соизволили разрешить мне объявить от вашего имени, в успокоение рабочих, что нужды трудящегося люда близки вашему сердцу так же, как и нужды всех ваших верных подданных, и что с вашего соизволения на министерство финансов возложено составление ряда законопроектов по улучшению быта рабочих.
В виду сего я приемлю долг повергнуть на высочайшее вашего императорского величества благовоззрение соображения мои как о причинах, вызвавших прискорбное явление, так и предположения об осуществлении объявленных рабочим мер.

  Правительство наше вступило на путь урегулирования взаимных отношений фабрикантов и рабочих в 80-х годах минувшего столетия. Первым в этом направлении актом был закон 1882 года о работе и обучении малолетних. Засим последовало издание законов о работе подростков и женщин, правил о найме рабочих на фабрики, заводы и мануфактуры, особенных постановлений о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и о надзоре за заведениями фабрично-заводской промышленности (в лице чинов инспекции и присутствий по фабричным делам). В общем законы эти стремятся обеспечить правильность отношений договаривающихся сторон, определяя условия заключения, исполнения и расторжения договора найма  и ограждая обоюдные интересы сторон на почве договора. Введением этих постановлений устранился произвол, который господствовал в отношениях фабрикантов к их рабочим и вызывал беспорядки, сопровождавшиеся погромами фабрик и заводов.

  Последующая деятельность министерства финансов была направлена на постепенное расширение сферы применения помянутых законов, при чем особые постановления о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих и о надзоре фабричной инспекции были постепенно распространены на 64 губернии империи.

  Одновременно с сим надлежало, конечно, вырабатывать дальнейшие законы по обеспечению быта рабочих. Одним из таких законопроектов был представлен на усмотрение и утверждение государственного совета в 1893 г. вопрос о вознаграждении увечных рабочих, потерпевших несчастие. Законопроект этот, однако, встретивший в то время возражение, в смысле несоответствия его потребностям времени, был возвращен министерству финансов государственным советом,  и только 10 лет спустя, а именно  2 июня 1903 г., ему суждено было удостоиться высочайшего вашего императорского величества утверждения. За последние годы финансовому ведомству удалось провести, в установленном законодательном порядке, правила о продолжительности рабочего дня (1897) и, как уже сказано, закон о вознаграждении рабочих, потерпевших увечье вследствие несчастных случаев (1903).

  Этими последними законами далеко не исчерпываются те меры, которые в интересах спокойного хода промышленной  жизни давно уже надлежало бы принять. Но законодательная деятельность министерства финансов за последние шесть лет была затруднена теми условиями, при которых ему приходилось работать и которые заключались в резком несогласии во взглядах на отношения правительства к рабочему вопросу, проявившемся в двух тесно соприкасающихся между собой ведомствах – внутренних дел и финансов.

  В 1898 г. в Москве обнаружилось постепенное стремление административной власти усилить воздействие полиции в сфере разрешения вопросов, возникающих из взаимных отношений фабрикантов и рабочих. Исходя из того соображения, что революционные деятели за последнее время сосредоточили свое внимание на фабрично-заводской среде и что раз агитатор ведет свои происки, эксплоатируя недочеты деятельности фабричной администрации, то в интересах неотступного и безустанного создания преград его проискам необходимо устранить поводы к неудовольствиям рабочих – московская полиция, вопреки точного смысла закона, по которому посредником между фабрикантом и рабочим является фабричный инспектор, приняла на себя обязанность исследования всех недоразумений, естественно возникающих между нанимателем и нанимаемым, и изыскание мер к удовлетворению требований рабочих, не всегда в должном соответствии со степенью их законности.

  Несмотря на сделанное министерством финансов возражение против такого порядка вещей, отразившегося усилением притязательности рабочего люда и домогательством с его стороны получать от предпринимателей такого рода уступки в своих требованиях, на выполнении которых закон вовсе не обязывает фабрикантов, местная административная власть приняла на себя руководящее участие в деле посредничества между промышленниками и их рабочими, отдавая в большинстве случаев предпочтение вторым, как более слабым, и настаивая перед промышленниками в смысле обязательного удовлетворения пожеланий рабочих.

Начальник московского охранного отделения С.В.Зубатов

  Независимо от сего, по инициативе местной полицейской власти, стали учреждаться особые организации рабочих с целью улучшения их быта и отвлечения рабочей массы от влияния на нее революционных учений. Первые такие организации были учреждены в Москве в 1901 г. Назначение этих организаций мотивировалось начальником московского охранного отделения, на образованном им совещании фабрикантов 26 июля 1902 г., следующими доводами.
Деятельность революционной пропаганды, охватившей всю Россию, обратила внимание московского охранного отделения на необходимость отвратить влияние пропаганды от фабричного рабочего класса путем принятия мер к улучшению его быта, при чем первая отрасль промышленности, на которую была направлена деятельность отделения, было механическое производство, оказавшееся по составу входящих в него рабочих уже достаточно подготовленным к корпоративным действиям. Для предохранения рабочих от влияния на них революционеров необходимо расширение прав рабочих, но отнюдь не в законодательном порядке, как на том настаивает министерство финансов, а в административном. Расширение прав фабрично-заводских рабочих должно состоять в объединении рабочих каждой фабрики в отдельное целое, имеющее свой комитет, состоящий из членов, выбираемых рабочими добровольно из своей среды. Эти комитеты имеют намечать желательные для рабочих изменения в расценках, таксах, распределении рабочего времени и вообще правилах внутреннего распорядка. Хозяин имеет ведаться впредь  со своими рабочими не непосредственно, как теперь, а через комитет. Комитеты отдельных фабрик данного округа должны состоять во взаимном общении, в видах достижения однообразности действий. Общий надзор за комитетами сосредотачивается в охранном отделении, которое в сих целях назначает особых агентов из среды благонадежных рабочих, умудренных долгим опытом в искусстве управления толпою. Указанными мероприятиями охранное отделение надеется снискать себе доверие рабочих, которые убедятся в том, что каждый униженный и оскорбленный найдет в нем отческое внимание, совет и поддержку.

Руководствуясь изложенными соображениями, московское охранное отделение учредило два «совета» - рабочих механического производства и ткачей. Из утвержденной местной властью инструкции для «советов» усматривается, что целью их, между прочим, служит «обсуждение материальных нужд рабочих и мер, направленных к улучшению их экономического положения».

Тотчас по своем возникновении советы стали вмешиваться во все вопросы фабрично-заводской жизни. Они занялись не только обсуждением нужд и интересов рабочих, но также приемом жалоб и разбирательством недоразумений между фабрикантами и рабочими, а засим приняли деятельное участие и в организации стачек, имевших место в 1902 г. на московских фабриках, при чем члены «советов» тем успешнее парализовали принимаемые фабричною инспекцией меры к успокоению волнений рабочих, что обыкновенно не только были снабжаемы письменными удостоверениями, с приложением казенной печати от охранного отделения, но и являлись для разбора дел на фабрики в сопровождении полицейских чинов.

При очерченных условиях организация стала постепенно разветвляться и за пределами Москвы. Вскоре в минской губернии, при деятельном участии некой Мани Вильбушевич, был учрежден союз рабочих ремесленных заведений, который действовал подобно московским советам и организовал бойкотирование тех владельцев заведений, которые не подчинялись его решениям, с устройством целого ряда стачек и забастовок.

Затем в апреле 1903 г. в г. Одессе были учреждены начальником розыскного отделения «независимые» союзы рабочих, ближайшими организаторами и руководителями коих явились мещанин еврей Хуна Шаев Шаевич, именовавший себя доктором философии, и помощник его «Сашка» Черновецкий.

Как усматривается из устава союзов, его материальная часть определяется следующими положениями.
Союз рабочих основан для улучшения условий жизни и труда рабочих и для поднятия умственного и духовного уровня своих членов путем сокращения рабочего дня, увеличения заработной платы, взаимопомощи в случае болезни и нужды, устройства лекций по общим предметам и по рабочему вопросу, библиотеки и пр.
Каждый член союза при вступлении вносит в кассу союза 50 коп. и затем еженедельно по 10 коп.
В случае экстренной необходимости, например, стачки, союз обращается за денежною помощью к другим союзам, через Одесский  независимый рабочий комитет.
Касса расходуется: 1) на стачки, 2) на издание воззваний и отчетов, 3) на уплату процентов, установленных Одесским рабочим комитетом на расходы последнего.

Как показывают эти извлечения, цель союзов исключительно боевая, и деятельность союзов в Одессе вполне соответствовала этой цели. Союз приучал своих членов обходиться без правительственной власти и игнорировать закон, приучал их к незаконным и насильственным действиям, к неуважению собственности хозяина и прав сотоварища. В союзе рабочим внушали, что они должны быть первенствующим классом в государстве, что для них не нужны ни суд, ни инспекция ни полиция. Союз приучал рабочего смотреть на своего хозяина-работодателя, платящего ему жалованье, как на противника, интересы которого противоположны интересам рабочего, и восстановлял его против фабричной инспекции. Несогласные с союзом рабочие подвергались насилиям, на них нападали целыми толпами, избивали их на улицах и на квартирах и затрудняли им поступление на работу в заводы. Все это происходило в Одессе на глазах у всех.

Деятельность организации привела, в конце концов, к общей забастовке фабрично-заводских и портовых рабочих, последовавшей в июле того же года и охватившей общей паникой весь город.
К сожалению, изложенные отрицательные результаты опытов создания организаций раборчих не прекратили попыток к дальнейшему применению их на практике.

В феврале минувшего года по министерству внутренних дел, без сношения с министерством финансов, был утвержден устав «Собрания русских фабрично-заводских рабочих г. С.-Петербурга». В программу «Собрания», как усматривается из его устава, поставлено, между прочим, «возбуждение и укрепление в среде рабочих русского национального самосознания», «развитие в рабочих разумных взглядов на их права» и «проявление членами «Собрания» самодеятельности, способствующей законному улучшению условий труда и жизни рабочих».

Руководителем «Собраний»  был определен священник Гапон.

Я не осмеливаюсь утруждать  высочайшее вашего императорского величества внимание указанием тех пагубных последствий, к которым привела, в конце концов, учрежденная организация в столице: прискорбное явление, которого все были свидетелями последние две недели, говорит само за себя. Но с тем вместе я дерзаю обратить всемилостивейшее ваше внимание на полное тождество причин и состава с.-петербургской забастовки с забастовкой, имевшей место в г. Одессе в 1903 г., с тем лишь различием, что в одном случае организатором дела являлся еврей Шаевич, а в другом священник Гапон.

О пагубной деятельности помянутых организаций министерство финансов неустанно ставило в известность министерство внутренних дел, но на все свои обращения оно не получало никакого ответа. Вместе с тем, задавшись целью создать особые организации рабочих, министерство внутренних дел, одновременно с учреждением союзов рабочих, стало настойчиво домогаться передачи фабричной инспекции в это ведомство.
В 1898 г. бывший помощник шефа жандармов ген.-лейт. Пантелеев повергал на высочайшее вашего императорского величества благовоззрение записку, в коей, доказывая необходимость создания института особых «сведущих лиц», по указанию коих фабриканты обязывались бы улучшать быт своих рабочих, высказывал, что «изъятие фабричной инспекции из министерства финансов и подчинение ее министерству внутренних дел дало бы фабричному делу более целесообразный и успешный характер».

Ваше императорское величество 24 апреля 1898 г. высочайше повелеть соизволили внести упомянутую записку ген.-лейт. Пантелеева на рассмотрение особого совещания, под председательством обер-прокурора святейшего правительствующего синода статс-секретаря Победоносцева, в составе министров: внутренних дел, земледелия и государственных имуществ, юстиции и финансов.

Названное совещание в заседании 15 июля 1899 г. пришло к следующим, удостоившимся 30 июля того же года одобрения вашего императорского величества, заключениям:
«Действующий закон в своих главных основаниях единогласно признается совещанием вполне ясным, достаточным, и не требующим ни дополнений, ни изменений»…
«Что касается второй части (записки ген.-лейт. Пантелеева), содержащей проект изменения порядка надзора, то совещание не могло войти в обсуждение ее в виду того, что действующий закон им единогласно признается достаточным и не требующим дополнения или изменения»…

В 1901 году покойным министром внутренних дел егермейстером Сипягиным произведено было обозрение Ярославской, Костромской, Нижегородской и Владимирской губерний. В своем всеподданнейшем вашему императорскому величеству отчете по сему обозрению егермейстер Сипягин вновь затронул вопрос об организации надзора за фабриками и заводами. Останавливая свое особое внимание на этом вопросе и рассмотрев постановку его по действующему закону, егермейстер Сипягин пришел к выводу, что действующими постановлениями «каждой из надзирающий властей отмежеван совершенно определенный круг ведения, исключающий, при правильном отношении их к своему делу, возможность каких-либо между властями на этой почве столкновений и обеспечивающий, при твердом руководстве со стороны губернаторов, согласную их деятельность и неуклонное преследование, каждою на своем пути, общей конечной цели, которою является обеспечение спокойного и мирного развития промышленной жизни в строгом согласовании ее бытовой стороны с общим укладом государственного строя».

С фактической стороны, результаты наблюдений в четырех обревизованных губерниях, по словам всеподданнейшего отчета, «не оставляют сомнения, что, за некоторыми лишь исключениями, обязанности, возложенные в этом отношении законом на разные ведомства, понимаются ими в общем правильно и отправляются со знанием дела и достодолжною энергией. Начальники губерний повсюду внимательно следят за течением фабричной жизни, объединяя и руководя действиями всех органов надзора с тактом и последовательностью, столь необходимыми в этом сложном и ответственном деле. Такое же внимательное отношение к делу проявляют и подведомственные им должностные лица, между которыми распределяются обязанности по этому надзору. В частности, покойный министр внутренних дел засвидетельствовал перед вашим императорским величеством о том хорошем впечатлении, которое как по подбору личного состава, так равно и по отношению к делу произвели на него чины фабричной инспекции сказанных четырех губерний. Все они, как окружные, так равно старшие по каждой губернии и участковые инспекторы, по свидетельству егермейстера Сипягина, стоят на высоте тех трудных задач опеки над взаимными отношениями хозяев и рабочих и предупреждения несогласия и столкновений последних между собою, которые возложены на них законом. Нельзя не отметить повсюду останавливающего на себе внимание спокойного и ровного отношения чинов фабричной инспекции к обеим сторонам – нанимателям и рабочим, интересы которых, нередко весьма противоположные, они призваны примирять в повседневном их столкновении»…

Д.С.Сипягин

Охарактеризовав таким образом в весьма благоприятном смысле постановку дела фабричной инспекции как с теоретической точки зрения, так и, в обревизованных им губерниях, на практике,  покойный егермейстер Сипягин высказывал, однако, что хотя общие положения закона о соотношении губернского начальства и фабричной инспекции вообще ясны и при правильно отношении к делу обеспечивают согласную с указаниями губернатора деятельность последней, но обозначенные в законе внешние признаки взаимных отношений губернского начальства и инспекции ставят последнюю как бы в обособленное положение среди прочих губернских учреждений и , в случае неудачного подбора личного состава, открывают возможность попыток к самостоятельным и несогласным с указаниями губернского начальства действиям чинов инспекции, а равно разного рода препирательств и недоразумений. Такие недоразумения в действительности и имели место в некоторых губерниях.
Отвергая полезность передачи фабричной инспекции в ведение министерства внутренних дел, как меры к устранению вышеупомянутых явлений в области фабричного надзора, егермейстер Сипягин находил для последней цели необходимым более наглядно подчинить фабричную инспекцию руководству губернаторов, как высших в губерниях представителей правительственной власти.

По настоянию покойного статс-секретаря Плеве, указанное подчинение и состоялось  по всеподданнейшему докладу бывших министров внутренних дел и финансов 30 мая 1903 г.

Независимо от этой меры и только год спустя по приведении ее в исполнение, статс-секретарь Плеве возбудил (в апреле месяце минувшего года) снова вопрос о передаче фабричной инспекции в министерство внутренних дел. Почитая предположение это не согласным с интересами правильного развития у нас фабрично-заводского дела, я неоднократно пояснял покойному министру внутренних дел все нежелательные стороны этого предложения, но получил в ответ категорическое заявление о том, что предложение это вытекает из необходимости сосредоточить в министерстве внутренних дел все способы охранения государственного порядка и общественной безопасности и что без осуществления его среда фабрично-заводских рабочих ускользает из наблюдения администрации.

В.К. Плеве

В виду сих соображений статс-секретарь Плеве испросил высочайшее вашего императорского величества соизволение на обсуждение вопроса о передаче фабричной инспекции в ведомство министерства внутренних дел в особой, под председательством т.с. сенатора Дурново, комиссии. В означенной комиссии представителями вверенного мне ведомства были, по моему указанию, представлены по существу дела доводы, в силу коих инспекция должна бы оставаться в министерстве финансов, но так как вопрос о передаче фабричной инспекции почитался предрешенным, то комиссия занялась составлением тех предположений, которые имели целью сохранение за министерством финансов некоторой доли участия в заведовании фабриками и заводами. По назначении министром внутренних дел кн. Святополк-Мирского, я обратился к нему с заявлением о нежелательности изъятия инспекции из министерства финансов, доколе на нем по закону лежит обязанность насаждения промышленности и забота об ее преуспеянии. Кн. Святополк-Мирский вполне согласился с моими доводами и отказался от настояний своего предшественника."

Окончание здесь https://reductor111.livejournal.com/12267.html
Tags: В тылу...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments