reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:

"За неимением другого подходящего порта в Корее..." (часть 2)

Начало здесь:
https://reductor111.livejournal.com/17479.html



Записка Витте о совещании 15/27 ноября 1897 г.

В совещании, происходившем сегодня под высочайшим председательством по поводу записки министра иностранных дел о занятии Да-лянь-Ваня высказывалось следующее.

Граф Муравьев объяснил, что Россия уже давно ищет морской порт в Тихом океане как базу для Тихоокеанской эскадры, что он не компетентен судить о том, нужен ли такой порт или нет и в каком именно месте он нужен, но как министр иностранных дел он считает необходимым представить его императорскому величеству, что ныне с занятием Киао-Чао немцами мы можем занять Да-лянь-вань и Порт-Артур и что, по его мнению, не следует упускать столь благоприятного случая, который может не повториться.

Министр финансов обратил внимание на то, что Россия еще так недавно, чтобы preserver le continent Asiatique d’ une nouvelle invasion etrangere [уберечь Азиатский континент от нового иностранного вторжения (фр.)], заключила с Китаем во время священного коронования его величества дружеский договор, в силу которого Китай добровольно дал русскому Обществу концессию на соединение Сибирской дороги через Маньчжурию с Владивостоком и вместе с тем Россия и Китай обязались защищать друг друга и Корею в случае нападения японцев на наши тихоокеанские окраины, на Китай или на Корею и что после такого союзного договора представляется невозможным делать захваты в Китае. Его величество повелел прочитать сказанный договор. Затем министр финансов заявил, что если Япония последует примеру России и также что-либо займет в Китае, то в силу сего договора мы должны будем защищать Китай, при таком положении дела является несоответственным России делать то, от чего мы обязаны защищать Китай. Нам не только не следует идти по примеру Германии, но напротив, нужно употребить все усилия, чтобы отклонить Германию от занятия Киао-Чау. Может быть, следовало бы немедленно направить нашу эскадру в Киао-Чау и приказать ей стоять там доколе Германия не покинет этот порт. Нельзя потому, что немцы захватывают Киао-Чау, нам захватывать Порт-Артур. Одно из двоих, если занятие Киао-Чау для нас безразлично или неважно, то нужно к этому отнестись спокойно, если же это наносит нам ущерб, то нужно действовать против Германии. Но совершенно непоследовательно потому, что немцы делают нам неприятности, занимая Киао-Чау у Китая, искать компенсацию в неприязненных действиях против Китая.

Министр иностранных дел заявил, что в секретном договоре сказано, что мы должны защищать Китай против Японии, но мы не приняли на себя обязательства защищать Китай против европейских держав и что по особым обстоятельствам мы ныне не можем препятствовать Германии занять Киао-Чау и что сказанный договор, по его мнению, не препятствует нам ввиду занятия Германией Киао-Чау занять Да-лянь-вань и Порт-Артур.

Министр финансов обратил внимание на то, [что] занятие нами части китайской территории представляет большой риск. Не подлежит никакому сомнению, что нашему примеру последуют другие державы, причем Япония может направить свои вожделения не только на Китай, но и на Корею, в которой ныне мы имеем доминирующее влияние. Как все эти события сложатся, какие из них истекут последствия, ныне, конечно, представить невозможно, но для него, министра финансов, ясно, что в данном случае речь идет о таком шаге, который может за собой повлечь весьма опасные события. В настоящее время мы только что приступили к сооружению дороги, соединяющей Сибирь с Владивостоком через Маньчжурию. Занятие Порт-Артура потребует громадных новых жертв для соединения сего порта с маньчжурскою магистралью. Но помимо громадных затрат для этого нужно несколько лет, а в течение этого времени Порт-Артур будет отрезан от России. Уже это одно обстоятельство представляет такой риск, который заставляет сомневаться в целесообразности занятия Порт-Артура. Министр иностранных дел заявил, что если будет признано нужным занять Порт-Артур, то от этого занятия он не ожидает никаких компликаций и что если мы этого не сделаем, то он опасается, что следуя примеру Германии, Англия займет Порт-Артур.

Его величество прервал обмен мыслей между министрами иностранных дел и финансов, предложив высказаться другим членам совещания.

Военный министр высказал, что для военного флота нам необходимо иметь свой базис в Тихом океане. Порт-Артур представляет удобный пункт для нашего флота и что потому ввиду заявления министра иностранных дел о том, что по политическим обстоятельствам такое занятие ныне представляется возможным, он, военный министр, полагает нужным сделать сказанное занятие, так как упустив этот случай, мы затем можем лишиться возможности обладать хорошим портом для выхода в Тихий океан.

Управляющий Морским министерством выразил сомнение в том, чтобы Порт-Артур представлял собой такой порт, который действительно удовлетворял бы потребностям морского ведомства на Дальнем Востоке. По его мнению, на берегах Кореи имеются порты, которые бы лучше удовлетворили нужды Морского министерства. Независимо сего управляющий Морским министерством высказал, что соображения, представленные министром финансов, заслуживают особого внимания.

Министр финансов заявил, что он отлично понимает, что как для Великого сибирского пути, так и вообще для России весьма желательно иметь на Дальнем Востоке выход в Тихий океан и что наше поступательное движение на Восток должно этим кончиться. Но для этого нужно время и что сказанное нужно достигнуть дружеским соглашением, а не насилием. Несколько лет тому назад казалось несбыточным проведение Сибирской дороги через Маньчжурию. Между тем, поныне имя русского царя пользуется таким авторитетом в Китае, что по слову его величества сказанное состоялось, но на почве вполне мирного и дружеского соглашения. Теперь ранее нежели затевать новое дело, надлежало бы окончить то, за которое только что взялись, а именно, сооружение дороги к Владивостоку через Маньчжурию. Когда это дело будет кончено и мы сохраним те дружеские отношения, которые всегда существовали между Россией и Китаем, мы на почве экономических интересов так же, как достигли сооружения маньчжурской дороги, найдем от нее выход к Тихому океану. Европейские державы сути пришельцы в Китае, мы же ее исконные соседи, то, что могут делать европейцы, мы делать не должны, так как наши отношения к Китаю совершенно иные. Наша политика на Востоке всегда отличалась справедливостью. Если мы будем продолжать держаться нашей традиционной дружеской политики в отношении Китая и не вступим на путь насилия и пренебрежения их интересами, то по слову русского царя мы всегда будем достигать более успешных результатов, нежели сие может сделать Европа.

Выслушав все изложенные объяснения, его императорское величество соизволил решить Порт-Артур и Да-лянь-вань не занимать и одновременно государь высказал, что нам нужно озаботиться усилением флота на Востоке.

РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 766. Л. 13-14 об.

Машинописная копия.


Адмирал П.П.Тыртов

Из письма генерала Ванновского Витте, 10 июля 1900 года:

«Прочтя вашу записку, я должен сказать, что все изложенное в ней было Вами заявлено в совещании (1897 г.), но объяснения военного министра Вы сократили донельзя. Я помню, что начал с того, что всеми признавалось, что нам необходим в Тихом океане незамерзающий порт, что прежде был облюбован порт Лазарев, но затем его нашли неудобным, осмотрели Кио-чу, нашли его тоже неудобным, но немцы его признали удобным и заняли его; в настоящее время мы имеем записку министра иностранных дел, из коей видно, что чиновник сего министерства с командиром одного из наших военных судов осмотрели Порт-Артур и признали его удобным; решающий голос, конечно, принадлежал Морскому министерству, и если не имеется особо веских возражений, то мы должны воспользоваться настоящим положением и занять Порт-Артур. Быть может и даже несомненно, что я говорил не этими словами, но суть та. Из записки Вашей видно, что государь император, выслушав всех участников совещания, решил Порт-Артур не занимать. Через несколько времени высочайше повелено было занять Порт-Артур, как эта перемена произошла — составляет для меня и по сие время неразрешимую загадку...»

РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 766. Л. 230-231.

Из письма адмирала Тыртова Витте, 7 июля 1900 года:

«Многоуважаемый Сергей Юльевич, возвращая Вам записку о заседании Особого совещания у государя по поводу занятия Порт-Артура, могу подтвердить, что все происходившее на совещании записано в записке Вашей вполне верно, я заметил только один пропуск в объяснении управляющего Морским министерством, а именно, я высказал сомнение в удобствах и удовлетворительности для нужд морского ведомства Порт-Артура и при невозможности в то время приобрести порт в юго-восточной части Кореи высказал как свое мнение, так равно и адмиралов, что лучше порта Артура не занимать пока, что мы можем года два-три пользоваться Владивостоком, как базой для эскадры, предпочитая возможность в будущем приобрести порт в Корее. Вот все, что я имею заметить, в остальном удостоверяю верное изложение всего происходившего в заседании.»

РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 766. Л. 229.

Текст приводится по книге «Порт-Артур и Дальний, 1894-1904 гг.: последний колониальный проект Российской империи. Сборник документов.» Сост., авторы введения и комментариев И.В.Лукоянов, Д.Б. Павлов – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2018 г., стр. 68-71.

Окончание здесь:

https://reductor111.livejournal.com/18103.html

Tags: Если завтра война..., Порт-Артур
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments