reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:

«...При условии, что наш флот не помешает спокойной перевозке морем японского десанта...».

План военных действий морских сил Тихого Океана в 1903 году, разработанный контр-адмиралом Витгефтом, в числе прочего содержал один очень важный вывод - "...во всех случаях база нашему флоту должен быть Порт-Артур…". В то же время в плане, разработанном еще в 1901 году в штабе тогдашнего Начальника эскадры вице-адмирала Скрыдлова (и отвергнутом Главнокомандующим всеми сухопутными и морскими силами на Дальнем Востоке адмиралом Алексеевым), «опорною базою флота избран был порт Владивосток»[1].
Сейчас, уже спустя более ста лет с момента окончания этой «маленькой бедоносной войны», хорошо зная, что по целому ряду причин в итоге Порт-Артур превратился в ловушку для 1 эскадры флота Тихого океана, интересно попробовать разобраться — а может, все-таки стоило держать главные силы во Владивостоке? Как это на мой взгляд лучше сделать? А так — мысленно убрать главные силы флота из Порт-Артура во Владивосток и прикинуть — а как будут развиваться события дальше?
Примечание: далее все даты в тексте по старому стилю, если иное не оговорено особо.

1. «...в зависимости от обстановки...».

    Итак начинается война, японцы высаживаются… Стоп, а где они будут высаживаться, если главных сил Русского флота в Порт-Артуре уже нет?
В реальности японцы сперва высадились в порту Инчхон (Чемульпо), а потом им понадобилось более двух с половиной месяцев, чтобы дойти до разделяющей Корею и Маньчжурию реки Ялу и переправиться через нее. Неужели не нашлось более удобного места в самой Маньчжурии?
Нет, как выясняется, места то были, но...:
«3 февраля 1904 г.[по новому стилю] на последнем координационном совещании ГШ и МГШ обсуждалось десять вопросов, в том числе по десантным операциям на Корейском полуострове. На поставленный ГШ вопрос о возможности высадки войск в порту Вонсан в условиях отсутствия господства на море, МГШ ответил категорическим отказом. На вопрос о возможности крупномасштабной высадки сил армии на северном и восточном побережьях Желтого моря в случае блокады эскадры противника в Порт-Артуре, ответ МГШ был уклончивым: «в зависимости от обстановки» [Выделено мною].
В случае достижения господства на море МГШ гарантировал безопасную проводку транспортов из Сангарского пролива и высадку войск в провинции Северный Хамгён, даже если во Владивостоке будут находиться несколько кораблей противника. Единственное, что флот был готов выполнить при любых условиях, так это обеспечить высадку войск на южном побережье Корейского полуострова [выделено мною]»[2].
Т.е., складывается впечатление, что Инчхон в качестве пункта высадки выбрали отнюдь не от хорошей жизни. Причем, как выясняется дальше, даже с этим портом изначально полной ясности не было:
«Главнокомандующий объединенным флотом, в свою очередь, продолжал настаивать на том, чтобы высадка была произведена в свободном от сил противника заливе Асанман, но с учетом требований ГШ принял компромиссное решение - «определить основным пунктом высадки залив Асанман, а запасным, если позволит обстановка, порт Инчхон». Но окончательное решение главнокомандующий ОФ оставил за командиром 4-го Боевого отряда контр-адмиралом Уриу»[3].


2. «...высадка в городе Дальнем с военной точки зрения весьма нежелательна...»

    Но, поскольку главные силы флота я волевым решением уже перевел из Порт-Артура во Владивосток, то возможность высадки японцев уже в первые дни войны на северном и восточном (в Маньчжурии) побережьях Желтого моря уже исключать ПМСМ нельзя. Надо только прикинуть — где? Впрочем, авторы труда «Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны: уже и без меня прикинули — южное побережье Квантунского полуострова, в непосредственной близости от Порт-Артура:
«Наиболее удобными пунктами для высадки большого десанта являлись на этом участке [от бухты Янтоува да мыса Входной] порт Дальний и двойная бухта Дип (Глубокая) и Керр, отделенные друг от друга узкой низменной косой, представляющей как бы естественный мол. Эскадра имела возможность стать на якорь недалеко от берега и с двух сторон высаживать войска на среднюю косу. Горная дорога, шедшая от бухты к Цзинь-Чжоу (15-20 верст), была доступна и для обозов».[4]
«Несомненно, что высадка крупных десантов на участке, о котором идет речь, представляла собою самую серьезную угрозу для Порт-Артура и на много сокращала время, потребное для подхода к этой крепости неприятельских сил, но зато становилась возможною лишь при наличности особо счастливых условий для десантных войск, а именно, когда флот их противника был бы окончательно и бесповоротно заперт в Порт-Артуре и в самой Талиенванской бухте не было бы подготовлено никаких более или менее значительных средств для сопротивления десанту. В частности высадка у Даляньваня приводила неприятельские войска в тыл Цзинь-чжоуской позиции, куда от Даляньваня всего на протяжении 8 верст шла дорога, вполне доступная для всех родов оружия».[5]
Для того, чтобы лучше представить, чем чревата подобная высадка, стоит упомянуть, что состояние Порт-Артура, как крепости, в январе 1904 года еще далеко от того состояния, в котором находилась эта крепость всего около полгода спустя, к моменту начала осады. В частности, «...к 27 января весь гарнизон Квантуна, за исключением частей пограничной стражи, состоял из 24 550 чел. нижних чинов...» [6]. В то же время по состоянию на момент начала осады (17 июля 1904 года) в крепости числилось уже 41 780 нижних чинов (и это без учета моряков) [7]. С артиллерией сухопутного фронта крепости на начало войны ситуация тоже очень далека от идеала - «к 27 января на вооружении сухопутного фронта стояло лишь 8 орудий»[8]. Правда спустя всего две недели после начала войны, «к 8 февраля их было уже 187»[8], но, если противник сможет высадиться в Дальнем в первые же дни войны, будут ли у гарнизона крепости хотя бы эти две спокойные недели для приведения в порядок сухопутного фронта?
А упомянутая выше позиция на Цзинь-чжоу, для взятия которой штурмом 13 мая 1904 японцам пришлось приложить немалые усилия, на момент начала войны вообще фактически не существует: «27 января 1904 г. на позиции Цзинь-чжоу находилось несколько старых окопов и укреплений полевой профили, полуразрушенных и местами обвалившихся.
Окопы эти были возведены в 1900 году, во время боксерского восстания, и с тех пор не ремонтировались и не поддерживались. Было на позиции еще несколько батарей временной профили для крепостных орудий и полевой профили для полевых орудий, но батареи были очень запущены и начали разрушаться; ни одна из них не была вооружена»[9].
ПМСМ, в такой ситуации (и если уж было бы принято решение держать главные силы флота во Владивостоке вместо Порт-Артура — тем более) логичным ходом еще до начала войны будет всемерно укрепить город и порт Дальний — организовать береговые батареи, «накачать» войсками… Но на этом пути задолго до начала войны появились серьезные препятствия.
Во первых, вмешалась политика — ибо Дальний позиционировался как международный торговый порт и «такие укрепления были бы скорее вредны, чем полезны, так как при отсутствии их «местность, окружающая Дальний, в случае войны, имеет меньше шансов сделаться театром военных действий, а следовательно и его торговля меньше страдала бы от застоя»»[10]. Конечно, такой подход со стороны военных не мог не получить свою порцию критики. В частности, военный инженер полковник Величко в своем отчете справедливо отмечал, что «Можно попытаться объявить город Дальний нейтральным, не вводить туда наших войск и добиться обещания от других держав не занимать его с прилегающей местностью войсками, но даже если бы это удалось, то можно ли рассчитывать, что враждебные державы в точности исполнят свои обещания во время войны. Выгоды, приобретенные высадкой в городе Дальнем, так велики, что придравшись к какому-нибудь случаю, они почти несомненно нарушат свои обещания»[11].
Впрочем, и сами армейцы, похоже, не испытывали особого энтузиазма в деле укрепления Дальнего. Вот, к  примеру, отрывок из резолюции военного министра Куропаткина на записке на записке полковника Шевалье-де-ла-Серр, посвященной г. Дальнему (1901 год): «По военным соображениям это представлялось бы совершенно нежелательным, ибо вызывало бы необходимость примерно назначить для обороны Дальнего столь же значительные силы, как и для Порт-Артура»[12]. Я, со своей стороны, пока не готов его за это упрекнуть, хотя бы потому что ПМСМ для того, чтобы выделить «столь же значительные силы», непременно нужно сперва где-то найти столь же значительные денежные средства. А со средствами как то все не очень радостно. В качестве иллюстрации — отрывок из письма генерала Флуга военному агенту в Токио: «Мы все время настаиваем на усилении войск Дальнего Востока, но все требования такого рода встречают в Петербурге почти непреодолимое сопротивление, зависящее главным образом от слабости финансовых средств государства»[13].
Но, опять таки, даже если вдруг и средства где то найдутся, перспективы обороны Дальнего от вражеского десанта в порту в глазах армейцев тоже не выглядят особо радужными. Снова слово полковнику Величко: «Так как высадка в городе Дальнем с военной точки зрения весьма нежелательна, то само собой понятно желание не допустить ее. Воспрепятствовать этой высадке вооруженной силой (полевыми войсками с полевой артиллерией) очень трудно; занятие войсками части города, прилегающей к молам, привлечет только на город огонь судов, а не принесет существенной пользы, так как через некоторое время, и очень незначительное, придется вывести войска из сферы неприятельского огня то тогда десант будет произведен быстро и беспрепятственно, без всяких потерь; в результате получится напрасное разрушение города, потеря в войсках и горькое чувство неудачи»[14].
Вот такие грустные дела. Складывается впечатление, что при таком раскладе вне зависимости от наличия или отсутствия главных сил флота в Порт-Артуре, город Дальний и его окрестности все равно остались бы в итоге совершенно не укрепленными перед лицом вражеского десанта.


3. «...при условии, что наш флот не помешает спокойной перевозке морем японского десанта...»

    Итак, перспектива высадки японцев не в Инчхоне, а сразу в Дальнем в первый же день войны в случае базирования главных сил русского флота во Владивостоке представляется мне вполне реальной. Попробую теперь прикинуть — а что же дальше?
В реальности Порт Артур, имея к моменту начала осады (как было показано выше) не только более чем в полтора раза больший гарнизон (по сравнению с началом войны), и дополнительно к тому личный состав и артиллерию кораблей 1 эскадры Тихого океана смог продержаться 5 месяцев — с 17 июля по 20 декабря 1904.
Еще около трех месяцев - с 22 апреля по 17 июля 1904 г. японцам потребовалось для того, чтобы дойти от места высадки до самого Порт-Артура. На этом пути их ждало множество препятствий — сначала высадка на далеко не самом подходящем для этого участке побережья у Бицзыво, затем тяжелый бой при прорыве через перешеек у Цзинь-чжоу, продолжительная работа по очистке Талиенванской бухты от мин (отчего начать полноценно использовать порт Дальний для доставки подкреплений и грузов японцы смогли только спустя несколько недель после его захвата[15]). В случае высадки японцев в первый день войны в Дальнем всех этих препятствий преодолевать уже не придется, и, возможно, что при таком раскладе уже к середине 1904 года Порт-Артур им удастся захватить.
Возможностей же прийти на выручку осажденному Порт-Артуру при таком положении вещей у наших будет значительно меньше. Почему? Во первых, при успешной высадке японцев в Дальнем, они почти сразу же могут занять и узкий перешеек у Цзинь-чжоу, заблокировав таким образом сухопутный путь на Квантун. Во вторых, находящиеся в реальности на момент начала войны в Южной Маньчжурии в районе сосредоточения Мукден — Ляоян — Хайчен  силы русской армии совсем не велики — всего 7 ½ батальонов пехоты, 6 сотен кавалерии, 3 артбатареи (22 орудия) и две саперных роты [16]. Кроме того, во всей Северной Маньчжурии располагалось в общей сложности 9 батальонов, 11 сотен, 14 орудий и одна инженерная рота [17].
Для сравнения — спустя всего меньше трех месяцев, к 18 апреля 1904 г.( к тому моменту, как японцы смогли переправиться через Ялу и всего за 4 дня до высадки у Бицзыво) в районе сосредоточения русских сил уже на порядок больше, чем в начале войны — 77 ¾ батальона, 60 эскадронов и сотен, 240 орудий и 13 ½ инженерных рот [18]. Вот такую весьма значительную фору во времени и силах получила русская армия благодаря необходимости для японцев считаться с нахождением в Порт-Артуре главных сил 1 эскадры Тихого океана!
Есть еще один любопытный момент — если главных сил русского флота в Порт-Артуре на момент начала войны не будет — то в указанном выше районе Мукден — Ляоян — Хайчен может не оказаться даже тех незначительных сил, которые реально были там на момент начала войны.
Почему? Причина в том, что в плане войны, составленном в 1903 году в штабе Приамурского военного округа и разработанном «при условии,что наш флот не помешает спокойной перевозке морем японского десанта, и что десант этот будет беспрепятственно высажен в Инкоу»[19], было определено, что районом сосредоточения «намечался этим планом район Каюань — Телин — Илу»[20].
Таким образом ПМСМ выходит, что в случае отсутствия главных сил русского флота в Порт-Артуре на момент начала войны у японцев появляется отнюдь не иллюзорная возможность получить в короткие сроки и, как говаривал персонаж одного известного мультфильма, «совершенно безвозмездно, то есть даром» ту территорию Южной Маньчжурии, которую им по факту удалось отвоевать (и с немалыми трудностями и потерями) только к весне 1905 года!


4. «с бомбардированием города и порта следует помириться, довольствуясь уверенностью в отбитии штурма».

    Вот такая грустная альтернатива вырисовывается — главные силы флота из Порт-Артура убрал -  японские войска в Порт-Артуре и Мукдене уже к лету 1904 года получил! А что дальше?
А дальше, ПМСМ, японцы могут обратить свое внимание и на Владивосток. А что у нас там про Владивосток на момент начала войны?
«До начала войны Владивостоку, как крепости, была поставлена задача: «отразить штурм неприятеля открытой силой».
Такая узкая задача, поставленная единственной в Приморской области крепости, овладение которой наносило бы России наиболее чувствительный удар на берегах Тихого океана, объяснялась в то время уверенностью, что Япония не имеет осадного парка, и предположением, что, как при единоборстве Японии с Россией, так и при войне против нее совместно Японии и Англии, главные силы противника будут высажены на Ляодунском полуострове, а Владивосток явится объектом второстепенных операций.
Подготовка крепости к обороне была выполнена в размерах, соответствовавших поставленной задаче.
В основу сухопутной обороны легло следующее указание: «с бомбардированием города и порта следует помириться, довольствуясь уверенностью в отбитии штурма».
Вследствие этого линия сухопутной ограды была проложена в расстоянии 3-6 вер. от города, и высоты, командующие над укреплениями сухопутного фронта, заняты не были. Бетонных построек было очень мало, а имевшиеся были все старого типа. Вообще крепость имела характер полудолговременный.
Затем берег Уссурийского залива и Русский остров были лишены почти всякой обороны.
Точно также в соответствие с поставленной задачей были определены: величина пехотного гарнизона, численность артиллерийского вооружения и размеры запасов — боевых, продовольственных и санитарных.
Но к началу войны даже для выполнения указанной задачи крепость готова не была. Численность пехотного гарнизона не соответствовала величине крепости, при чем недостаток этот становился особо ощутителен, в  виду пересеченного характера местности крепостного района.
Ощущался огромный некомплект в личном составе крепостной артиллерии, которого не хватало для обслуживания состоящих на вооружении крепости орудий. Между тем число последних не было доведено до числа, указанного нормальной табелью крепости. Орудий, особенно крупного калибра, было недостаточно и часть их была устарелых образцов.
В некоторых местах сухопутного фронта имелись разрывы.
Некоторые укрепления того же фронта были расположены неудачно.
Оборона рвов некоторых укреплений производилась, большею частью, с валов последних, и там, где оборона производилась из капониров, артиллерия не отвечала своему назначению. При замерзании Амурского залива противник мог беспрепятственно высадиться на лед и овладеть центром крепости, неприспособленным к обороне против пехоты»[21].
Добавлю — общая численность гарнизона Владивостока на момент начала войны составляет всего 8 650 человек [22]. Да, после начала войны были приняты меры к усилению гарнизона и уже спустя два месяца численность его возросла более чем в два раза [23]. Однако, дальше дело с усилением гарнизона застопорилось - даже по состоянию на конец декабря 1904 года обороноспособность Владивостокской крепости внушает серьезные опасения - «гарнизон состоит из 12 батальонов пехоты, что не соответствует периметру крепости при возможности нападения по льду»[24].
А будет ли возможность усилить гарнизон Владивостока хотя бы настолько же в нарисованной мной альтернативе - при условии, что дела у японцев в Маньчжурии пойдут намного лучше и быстрее? Не знаю, не уверен.
Правда, высадка японцев в районе Владивостока представляется мне маловероятной до того момента, как им удастся уничтожить или хотя бы заблокировать базирующуюся в нем русскую эскадру. Но, если они смогут это сделать — то может ПМСМ настать такой момент, когда идти 2 эскадре Тихого океана будет уже некуда и незачем.

Вот такие дела. Всем спасибо за внимание.

Источники:
1. «Работа исторической комиссии по описанию действий флота в войну 1904-1905 гг.», Книга 1, стр 62.
2. Полутов А.В. “Десантная операция японской армии и флота в феврале 1904 г. в Инчхоне”. стр. 39-40.
3. Там же, стр. 40.
4. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 1, стр. 144.
5. Там же, стр. 144-145.
6. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 8, Часть 1, стр. 68-69.
7. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 8, Часть 2, Приложения, стр. 1-4.
8. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 8, Часть 1, стр. 89.
9. Там же, стр. 71.
10. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 1, стр. 519.
11. Там же, стр. 827-828.
12. Там же, стр. 522.
13. Там же, стр. 343.
14. Там же, стр. 827.
15. Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи. Том 2. Стр. 36-38.
16. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 2, Часть 1, стр. 19.
17. Там же, стр. 20.
18. Там же, стр. 91.
19. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 1, стр. 206.
20. Там же, стр. 203.
21. «Русско-японская война 1904-1905 г.г. Работа военно-исторической комиссии по описанию Русско-японской войны.», Том 9, стр. 176-177.
22. Там же, стр. 180.
23. Там же, стр. 184.
24. Там же, стр. 204.
Tags: Если завтра война...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments