reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

  • Music:

«Оставить незазорно и Порт-Артур… за него нам могут отдать Северную Маньчжурию.»


Из всеподданнейшей записки генерал-адьютанта А. Н. Куропаткина о целесообразности занятия Россией Северной Маньчжурии.

С.-Петербург                                                                                                                                                                      24 ноября 1903 г.

   Идея о необходимости для России найти выход к открытому теплому морю… с особой силою… проникла в наши умы в последние 30 лет… 10 лет тому назад признавалось, что самым трудным для России будет выход к Великому океану. Силы Китая оценивались выше действительности… Пугали нас… и огромные расстояния… трудность обороны… отсутствие путей и относительное безлюдье Приамурского края… Японо-китайская война доказала военное… бессилие Китая, а решение наше примкнуть Великий Сибирский путь к Владивостоку через Маньчжурию поставило Россию лицом к лицу с рядом жгучих вопросов, кои до сих пор еще не решены.
      Начав грандиозное предприятие вторжения России в пределы Китая на протяжении свыше 1000 верст, необходимо было принять меры к обеспечению сего предприятия как со стороны Китая, так и со стороны Японии. Овладение германцами бухтой Цзяо-чжоу дало право и России наложить свою мощную руку на Порт-Артур…
      Ход последующих событий доказал своевременность и полезность занятия Порт-Артура нами… [Китайская] смута 1900 года могла бы получить совершенно иное развитие и принести несравненно большие бедствия… Третья Восточно-Сибирская стрелковая бригада, артиллеристы и казаки из Порт-Артура оправдали высокое доверие к ним Вашего величества. Ныне наши только Квантунские войска [12 тысяч]… составляют сильный корпус… (30 батальонов, 6 батарей, 2 полка казаков, батальон сапер), а Тихоокеанская эскадра представляет морскую силу, еще не бывалую в России.
      Эти грозные авангардные силы поддерживаются войсками, расположенными в Маньчжурии и Приамурском крае… Положение наше на Дальнем Востоке за последних 3 года… усилилось… Но изменился за это время и возможный наш противник. Вместо китайцев… против нас стоят Япония и Китай. Обе стороны готовятся к борьбе.
      Если война вспыхнет, то мы решились крепко поддержать наши войска на Дальнем Востоке войсками из Сибири и Европейской России и с их помощью выйти победителями из всяких испытаний. Позволительно, однако, высказать мнение, что для России будет выгоднее не переносить этого испытания, сберечь свои силы и средства для будущего. Но и противникам нашим, зная готовность России принять вызов, нелегко такой вызов сделать… Если японцы увидят с нашей стороны стремление не только овладеть всею Маньчжуриею, но наложить руку и на Корею — без войны трудно будет обойтись. Если Китай увидит, что мы хотим овладеть Мукденом и Южной Маньчжуриею — Китай без войны с нами не уступит этих земель. Но твердо добиваясь только овладения Северной Маньчжуриею, мы весьма уменьшим вероятность войны. В этом случае занятие Квантуна, укрепление Порт-Артура и сбор войск на Квантуне нам вторично сослужат большую службу.
      Если, благодаря занятым нами на Квантуне и в Южной Маньчжурии сухопутной и морской позициям, нам удастся присоединить к России без войны Северную Маньчжурию, то можно будет смело признать, что все принесенные нами по занятию Квантуна, укреплению Порт-Артура, проведению железной дороги, усилению флота жертвы вполне окупились…
      Допустим предположение, что Китай и Япония согласились на уступку России северной части Маньчжурии и мы, таким образом, переносим нашу государственную границу параллельно магистрали и к югу от нас. Россия получает… отличную и выгодную пограничную черту и один миллион квадратных верст территории, которая ныне врезается в наши владения колоссальным клином между реками Аргунью, Уссури и Амуром.
      Предположим, что при этом решении Маньчжурского вопроса мы отказались от занятия нашими войсками какой-либо части Маньчжурии вне полосы отчуждения и возвратили китайцам над этою частью Маньчжурии их верховные права, вынужденно нарушенные нами с 1900 года… Несомненно, что позиция наша на Квантуне, отрезанная от всей России, имеет наступательный характер. Она изменит свой характер только в том случае, если в состав территории России войдет вся Маньчжурия, часть Монголии и вся Корея, как то показано на прилагаемой карте [Прим. автора-составителя - указанной карты в деле не обнаружено]. Вынужденные тогда занять укрепленную позицию где-либо и в Южной Корее, мы вместе с Владивостоком будем обладать тремя укрепленными портами, имеющими не только наступательный, но и оборонительный характер…
      Наступательный характер нашей позиции на Квантуне будет указывать нашим соседям и впредь на то, что Россия не удовлетворяется… присоединением лишь Северной Маньчжурии, что в дальнейших ее планах будет захват не только всей Южной Маньчжурии, но и Кореи. Поэтому присоединение к России только Северной Маньчжурии при оставлении за нами и позиции на Квантуне не вынесет ни полного спокойствия, ни полной определенности в ходе дел на Дальнем Востоке… Не следует ли России добиваться присоединения Северной Маньчжурии ценою уступки Китаю Квантуна и южных веток железной дороги? При таком решении маньчжурского вопроса Квантун с Порт-Артуром сослужат России еще одну важную и последнюю услугу: облегчить присоединение к России ставшей ей необходимою территории Северной Маньчжурии без войны.
      Если для России Северная Маньчжурия имеет огромное значение и ход событий на Дальнем Востоке вызывает ныне необходимость безотлагательного присоединения этой территории, то возникает вопрос: при каких условиях и какой ценой может быть отторгнута от Китая эта обширная область и присоединена к России… Я имел… смелость пойти дальше и докладывал уже Вашему императорскому величеству соображения о том, что, дабы получить Северную Маньчжурию, для России возможно расстаться не только с Южной Маньчжурией, но и с Квантунской областью с Порт-Артуром включительно. Смелость такого решения первоначально пугала меня, но в течение последних месяцев я все чаще и чаще останавливался на этом решении, как на единственном, при котором маньчжурский вопрос мог быть решен с выгодой для России, с сохранением ее достоинства и с восстановлением добрых соседских отношений с Китаем и Японией.
      Такое решение в то же время возвращало бы нас в Европу и восстановляло бы возможность твердо отстаивать наши интересы на Ближнем Востоке и на западных границах. Но подобное решение слишком серьезно, чтобы могло быть принято без всесторонней оценки как всех невыгодных, так и выгодных для России последствий сего решения…
      Выгодные стороны Квантунской позиции [Порт-Артура] значительны… невыгодные тоже серьезны... Флот наш легко блокировать и, пока не готов внутренний бассейн, уничтожить. Наша морская позиция в Порт-Артуре разъединена с позицией у Владивостока. Нет угля, нет связи с флотом в Балтийском море. Огромная эскадра, собранная ныне в Порт-Артуре, имеет задачей… исключительно военные цели, а именно войну с Японией. Иначе эскадра может признаваться лишней… Иметь сильную эскадру на Дальнем Востоке не стоит. Наши моряки не довольны морской позицией Порт-Артура и их тянет в порты Южной Кореи, дабы получить связь с Владивостокской позицией. Но занятие морской позиции в Южной Корее — это не только война с Японией, но, быть может, и разрыв с некоторыми другими державами… Порт-Артур… выдвинут глубоко в море, что увеличит железнодорожную перевозку и затрудняет оборону.
      Сосредоточение почти всего нашего флота на Дальнем Востоке значительно ослабляет Россию на западном фронте. Равняясь с флотом японским, мы отстаем все более и более от флота германского и замедляем усиление нашего флота на Черном море… Наша сухопутная позиция на Квантуне слаба, ибо трудно поддерживать связь с Россией. До устройства г Дальнего мы могли относительно небольшими силами оборонять Порт-Артур. С устройством Дальнего, в котором противник может получить отличную базу для действий против Порт-Артура, положение ухудшилось. Вместо одного Порт-Артура приходится защищать весь полуостров до Цзинь-Чжоуского перешейка и готовиться к тому, что наши войска на Квантуне будут отрезаны от России в продолжение многих месяцев.
      В случае войны с Японией наша сухопутная позиция на Квантуне только ослабляет нас. Мы вынуждены сосредотачивать свои войска в двух группах: в Южной Маньчжурии и на Квантуне… В случае разрыва с Японией нам придется для обороны Квантуна отделить очень значительные силы и этим ослабить себя на главном театре военных действий в Маньчжурии. К невыгодным сторонам занятия нами Квантуна надо отнести также весьма большие, все растущие расходы… на эту область…
      Наконец, добавим, что климат Порт-Артура трудно переносится нашими войсками и заболеваемость и смертельность войск там значительны…
      Невыгоды позиции на Квантуне и в Южной Маньчжурии, а также наступательный характер этих позиций могут привести Россию и к дальнейшим захватам… Кореи и части Монголии. Тогда граница России определится примерно чертою от Забайкалья до Инкоу (или Шанхайгуаня) с сухого пути, а затем морями: Желтым и Японским… В этом пространстве в пределах китайской и корейской территорий живет до 2 миллионов душ и эту массу желтолицых мы присоединим к миллиону населения всего Приамурского края. Для России такое присоединение представит только убытки и опасность, ибо никаких серьезных экономических интересов, кои следовало бы принимать в особое внимание, мы ни в Южной Маньчжурии ни в Корее не имеем.
      Таким образом, невыгодные стороны занятия нами Квантуна заключаются, прежде всего, в опасности войны с Японией и Китаем. Продолжая занимать Квантун и распространяя свое внимание на Южную Маньчжурию и Корею, мы неизбежно должны готовиться к войне с Японией и Китаем.
      Несомненно, что в случае войны мы выйдем победителями, но даже после победы мы будем вынуждены продолжать свои вооружения на Дальнем Востоке, ибо при первом же удобном случае японцы и китайцы возобновят на нас свое нападение.
      Таким образом, держась Квантуна и связанной с ним наступательной политики, мы не можем надеяться установить вполне дружеские нормальные отношения к Китаю и Японии…Война России с Японией и Китаем составит событие мировой важности. Эта война самым существенным образом затронет интересы всех держав Европы и Америки. Убытки Англии, Америки и других держав будут колоссальны… Вот почему Европа и Америка с такою тревогою взирают на наши действия на Дальнем Востоке. Хуже всего, что взирают с недоумением, ибо не видят ясно, куда мы идем, чего хотим, какие цели преследуем… Наши действия на Дальнем Востоке тревожат Европу, особенно Англию, даже по отношению Индии и Персии. Сказка о стремлении России вторгнуться в Индию снова оживает… Англичане вновь стали усиленно готовиться к борьбе с нами в Индии, Афганистане, Белуджистане, Персии…
      Германия с трудно скрываемым злорадством подталкивает нас все более и более погрузиться в дела на Дальнем Востоке с надеждою, что мы ослабим себя на западной границе.
      Франция в последнее время также начала серьезно тревожиться возможными осложнениями для нас на Дальнем Востоке… Чем более мы уходим в дела Дальнего Востока, тем менее мы представляемся ценными для Франции, как союзники в Европе… Во Франции видят и сознают, что в последние пять лет наше внимание обратилось с Запада на Восток… Франция начинает бояться остаться в Европе одинокою… Ныне Франция ищет дружбы с Италией и соглашения с Англией. Отсюда один шаг до соглашения с Германией. Мы снова можем стать одинокими и поэтому должны готовиться к борьбе чуть не со всем миром.
      Экономические интересы России на Дальнем Востоке весьма незначительны. Перепроизводства фабричной продукции у нас, слава Богу, еще нет. Даже наш внутренний рынок еще не насыщен… Россия еще не доросла до начальной необходимости вести борьбу за рынки для сбыта излишка своих произведений. Успех или неуспех нескольких предприятий в Маньчжурии и Корее — лесных, угольных и др. - имеет слишком ничтожное для России значение, чтобы из-за них стоило рисковать войною.
      Проведенные нами железнодорожные линии по Маньчжурии не могут изменить скоро это положение. Надежды, что эти линии получат для торговли мирное значение, не могут скоро оправдаться… Если Порт-Артур важен России как опорный пункт и голова железнодорожного пути, то только в том случае, если этот путь будет иметь мирное транзитное значение. Прикрывать железнодорожную ветвь Восточно-Китайской железной дороги, имеющей преимущественно только местное значение, таким дорогим средством, как Порт-Артур с его укреплениями, флотом и 30 [тысячным] гарнизоном, для России в экономическом отношении собственно не требуется.
      Таким образом, если удержание за нами имеющей наступательный характер позиции на Квантуне не требуется по военно-политическим соображениям, то таковая не нужна нам ныне и по экономическим соображениям…
      Силы русского народа велики. Вера в промысел Божий и самоотверженная преданность царю и Родине еще непоколебимы. Можно вполне надеяться, что если России суждено выдержать новое боевое испытание… то она снова выйдет из него с успехом и славою, но жертвы будут тяжелыми и могут надолго задержать естественный рост государства.
      Если… вспыхнет война из-за вопросов Дальнего Востока, то… не будет… подъема духа… взрыва патриотизма, которыми сопровождались войны с целями самообороны, или с целями близкими русскому народу…
      Мы переживаем тяжелое время: враг внутренний, стремясь разрушить самые священные, самые дорогие устои нашего бытия, пытается внести отраву даже в ряды русской армии. Недовольство и брожение охватывает значительные группы населения. Беспорядки разного вида, но в большинстве вызываемые революционною пропагандою, учащаются. Случаи вызова войск для прекращения этих беспорядков, сравнительно с недавним прошлым, очень часты. Противоправительственные, подпольные издания все чаще и чаще находятся даже в казармах…
      Несомненно, что если бы на Россию было сделано нападение извне, то русский народ в порыве высокого патриотизма сам стряхнул бы с себя наносную ложь революционной пропаганды и явился бы тем же высоко преданным, готовым по зову своего обожаемого монарха положить живот свой на защиту царя и Родины каким являлся в начале 18 и особенно 19 столетий.
      Но если война начнется из-за неясных населению целей и потребуются тяжкие жертвы, то нельзя скрывать, что вожаки противоправительственной шайки воспользуются этим, дабы еще более усилить смуту. Явился, таким образом, новый фактор, с которым, решаясь на войну на Дальнем Востоке, надо до известной степени считаться.
      Приносимые нами и еще ожидаемые жертвы и опасности из-за занятого нами на Дальнем Востоке положения должны послужить уроком и для наших мечтаний о выходе к незамерзающему морю в Индийском океане (Чахбар)… Англичане готовятся нас там встретить…
      Ввиду всех приведенных причин и возникают вопросы: не следует ли устранить не только будущую опасность в Персии [предполагая провести железную дорогу через всю Персию к Чахбару], но и существующую в Порт-Артуре. Не следует ли отдать обратно Китаю Квантун с Порт-Артуром и Дальним, отдать южную ветвь Восточно-Китайской железной дороги, но взамен получить от Китая Северную Маньчжурию, и, кроме того, до 250 миллионов рублей в возврат произведенных нами расходов на железную дорогу и в Порт-Артуре.
      События последних лет с очевидностью доказали, что магистраль должна проходить по русской, а не по китайской территории.



      Сгруппируем вместе и частью повторим выгоды и невыгоды передачи китайцам Порт-Артура и южной ветви Восточно-Китайской железной дороги.
      К невыгодам могут быть отнесены следующие:
      1) Потеря престижа России на Дальнем Востоке. Потеря эта условна. Получится определенность, которая даст спокойствие не только на Дальнем Востоке, но и в Европе и в Америке. России, может быть, через много лет и суждено ходом истории завладеть не только всею Южной Маньчжурией, но и Кореею. Но если это окажется полезным только для наших правнуков, то нужно ли возлагать бремя всех жертв для охраны Квантуна и Южной Маньчжурии, ныне нам не нужных, на живущее поколение. У настоящего поколения есть и свои тяжкие и неудовлетворительные за неимением сил и средств нужды и задачи. Говорят, что оттуда, где уже развивается русское знамя, уходить нельзя. И это условно. Русские рати были в Париже, Берлине и уходили оттуда. Проходили через Вену, были у стен Константинополя. Россия приближалась по несколько раз к Черному и Балтийскому морям ранее, чем там утвердилась окончательно. Оставить незазорно и Порт-Артур… за него нам могут отдать Северную Маньчжурию.
      Конечно, если мы оставим Порт-Артур поду угрозой войны с Японией или китайцами или в результате поражения наших войск, то престижу России будет нанесен труднопоправимый удар…
      2) Оставляя Порт-Артур, мы утратим важную позицию, с которой мы можем быстро влиять на судьбы Пекина. Мысль верная. Но… [нам достаточно теперь при беспорядках отозвать свою дипломатическую миссию]… Иностранные державы имеют довольно сильные гарнизоны [в Печили]. Позволительно также высказать мнение, что если в Печили вспыхнут против европейцев беспорядки, то очень желательно, чтобы русские войска не принимали в усмирении их участия…
      3) Мы предоставим Корею эксплуатации японцев… Не вижу в этом большой беды. Экономические интересы в Корее… ничтожны. Японцы, несомненно, могут оживить деятельность населения в Корее, провести железные дороги, соединить их с Восточно-Китайской железной дорогой. Косвенно [от этого] выигрываем и мы. Оживлением деятельности на магистрали железной дороги. Но, зная характер японцев, можно безошибочно предвидеть, что они возбудят к себе ненависть в корейцах… Мы можем явиться туда желанными освободителями.
      4) Японцы попадут для эксплуатации и в Южную Маньчжурию. Но в этом также нет вреда: японцы оживят торговлю, которая с выгодою отразится и на нас, а китайцам они тоже станут ненавистны.
      5) Наши несколько начатых предприятий в Южной Маньчжурии и Корее не будут защищаться нашими штыками. Но они могут… развиваться и без опоры на наш штык, если в них есть жизненность, и, главное, если они будут чужды политическим целям.
      6) Мы отдадим Китаю доходную южную ветвь Восточно-Китайской железной дороги… Не отдадим, а продадим… Пока… на много лет… южная ветвь будет для нас убыточна, если принимать в расчет и охрану ее.
      7) Мы потеряем незамерзающий порт. Это верно, но выше было оценено его значение для России. Потеря серьезная, но получение взамен обширной Северной Маньчжурии окупит вполне эту потерю…
      8) Мы бросим наши могилы, но мы бросим и в Печилийской провинции. Также поступим и в Порт-Артуре — оставим себе сеттльмент, будем иметь причт, русский храм, русскую колонию.
      9) Порт-Артур может достаться японцам. Мы можем поставить условие, чтобы он остался в китайских руках, чтобы в расположившихся в нем войсках были русские, а не иные инструктора…
      10) Потерпят убытки частные лица, вложившие свои капиталы в Квантуне. Таких лиц немного и потребная на их вознаграждение сумма может включаться в общее вознаграждение с Китая…
     Выгоды обмена Квантуна на Северную Маньчжурию…
      1) Мы избавимся от необходимости воевать с Японией из-за Кореи, с Китаем из-за Мукдена. Это главное.
      2) Мы получаем возможность без войны присоединить к владениям России Северную Маньчжурию (пространством больше Франции) подобно тому, как почти 50 лет тому назад в 1858 году по Айгунскому договору мы без войны приобрели Приамурский край.
      3) Мы получим возможность восстановить дружеские отношения как к Китаю, так и к Японии.
      4) Получим вполне русскую железнодорожную магистраль от Петербурга и Москвы до Владивостока.
      5) Мы внесем спокойствие в дела не только России, но и всего света.
      6) Мы получим свободу действий на Ближнем Востоке.
      7) Получим границу, удобную для обороны.
      8) Получим возможность не держать грозной эскадры на Дальнем Востоке, а перевести ее в Балтийское и Черное море.
      9) Получим в Северной Маньчжурии целую страну, которая, должным образом устроенная, поможет организовать твердый отпор в будущем желтой расе.
      10) Сдвинув наши войска из Южной Маньчжурии и Порт-Артура в Северную Маньчжурию, мы сконцентрируем свои силы и прочно займем Северную Маньчжурию. Пограничная стража южной ветви, усилив стражу, расположенную на магистрали, надежно обеспечит границу и железную дорогу. Четыре железнодорожных батальона, слабые для всей линии, отлично будут эксплуатировать северную магистраль.
      11) Наместничество получит определенность. В состав его войдет… пять областей. Вместо Квантуна представляется желательным включить в состав наместничества и Якутскую область. Наместнику будет предстоять огромная, важная для России созидательная работа — сделать доверенный ему край русским.
      В последние годы число переселенцев в Сибирь составляло в год до 200 тыс. человек… Теперь... пало до 100 тыс. человек. При общем приросте населения России до 2 млн человек в год желательно в будущем, чтобы Сибирь и Дальний Восток брали до 500 тыс. человек в год. Для этого требуется огромная подготовка края главным образом в виде проведения дорог… В достижении этой задачи была бы великая заслуга наместника. Деятельность его была бы плодотворною и колоссальною по созданию оплота против движения желтой расы к северу. Ныне же деятельность наместника по особым условиям нахождения в Порт-Артуре не может быть плодотворно-созидательною.
      12/ 250 миллионов рублей помогут проложить железную дорогу до Хабаровска по Амуру, выкупить у китайцев часть земель, проложить дороги, устроить в Харбине резиденцию наместника, устроить крепость на Сунгари, увеличить ледокольные средства во Владивостоке и устроить казачьи и земледельческие поселения в Северной Маньчжурии…
      Все вышеизложенное повергая на высочайшее воззрение Вашего императорского величества, испрашиваю милостивое прощение за вполне откровенное высказывание своих мыслей. Вопросы Дальнего Востока так близко затрагивают интересы порученного доверием Вашего императорского величества моему управлению военного ведомства, что я признаю своим священным долгом верноподданного высказать по ним и свое мнение…


Источник: АВПРИ. Ф. 143. Китайский стол. Оп. 491. Д. 813. ЛЛ. 44-57
Текст приводится по:
"Русско-японская война 1904 -1905 гг. в документах внешнеполитического ведомства России. Факты и комментарии." Авторы-составители В.В. Глушков и К.Е.Черевко. Москва, ИДЭЛ, 2006 г., Стр. 65 — 72.
Tags: Если завтра война..., Куропаткин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

Recent Posts from This Journal