reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:

"...и сказал, что я должен не забывать, что на крейсере прежде всего шары..."


1905 г. февраля 28. — ПИСЬМО ПОДПОЛКОВНИКА Д. Д. БЕЛЯЕВА, ВЕДАЮЩЕГО ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНЫМ ДЕЛОМ НА КРЕЙСЕРЕ II РАНГА «РУСЬ», НАЧАЛЬНИКУ ВОЗДУХОПЛАВАТЕЛЬНОГО ОТДЕЛА ГЛАВНОГО ИНЖЕНЕРНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОДПОЛКОВНИКУ В. А. СЕМКОВСКОМУ О СОСТОЯНИИ РАБОТ ПО ПОДЪЕМУ ВОЗДУШНЫХ ШАРОВ

Многоуважаемый Викентий Антонович!

Мы застряли в Либаве и, повидимому, надолго, если не навсегда; опять починки и «улучшения» и — в результате — конечно, невозможность идти на Восток. Вся постановка дела, все отношение к нему таково, что я потерял всякую надежду добиться какого-либо успеха; я желал идти на войну, а не разрабатывать дело, от которого меня удалят, раз кончится война.

Опишу в общих чертах, что меня привело к такому безотрадному выводу. По приходе крейсера в Либаву из-за границы (1 ноября) говорили, что уйдем на Восток в самом непродолжительном времени, и необходимо энергично повести вооружение и погрузку запасов и угля, поэтому мне предложили оставить начатые было занятия с командой воздухоплавателей, т. к. люди были нужны для авральных работ по кораблю. Мне оставили только машинную и минную команды, с которыми я занялся работами в газовом заводе. Их мне тоже пришлось оставить: начался ремонт судовых динамомашин, сначала пришлось освещать корабль, потом ремонт котлов — не было пара —- и только с половины января завод начал работать как следует. В первых числах января все, повидимому, было готово; мы выходили в море на определение девиации компасов; простояли во льду пять суток и вернулись в гавань. Вы были в это время у нас; шар удалось поднять только раз, стоя на якоре во льду, т. е. не повернувшись против ветра; шар подняли и убрали благополучно, хотя не без труда. Вернувшись в гавань, я просил опять начать занятия ввиду близкого ухода в плаванье, получил отказ с объяснением, что я не должен забывать, что еще не окончены работы по вооружению и снаряжению судна и что прежде всего судно, а потом уже шары. Обещали дать команду вмое распоряжение для занятий, как только выйдем в море. Пришлось помириться на работе в газовом заводе. Предполагаемая неудовлетворительность установки пародинамомашин сказалась: зубчатые колеса передачи начали ломаться; пришлось ограничивать работу одною машиною; продуктивность такой работы не могла быть велика, и долго надо было работать, чтобы выработать количество газа, нужное для пополнения шара, а тут явился адмирал Небогатое и потребовал немедленного подъема шара, от которого я должен был отказаться, объясняя, что не имею еще нужного количества газа. Он накричал на меня (привычка, усвоенная во флоте) и сказал, что я должен не забывать, что на крейсере прежде всего шары; не будет их — не нужен и крейсер; конечно, судовое начальство умолчало с том, что оно придерживается взгляда диаметрально противоположного. 2 февраля мы вышли в море; шар наполненный стоял в сарае, ожидая приказания подняться; до Скагена такового не последовало, а из Скагена мы повернули назад по причинам, для меня неясным до сих пор. На обратном пути в Балтийском море было приказано поднять шар; была скверная погода (ветер 13—14 метр, с дождем); шар ударило о тент балки, распороло его, и оболочка села на балки, как на вилку. Опыт не удался. Газа нужного количества на новый шар не было. Чем была вызвана неудача: тент-балками, но чтобы судить о их непригодности, нужна была практика, а ее-то и не было у нас. Морское воздухоплаванье, как дело совершенно новое, требует осторожного отношения к нему; ведь многие кричат, что шары в море не годятся: туман, сильный ветер, темнота, все будет мешать подъему и наблюдениям; но сильный ветер, и туман, и темнота, едва ли благоприятны службе всего флота, однако никто не скажет, что из-за этого флот не нужен. Практика и практика, введенная путем строго экспериментальным, укажет, в каких границах применим воздушный шар в море и так ли он непригоден, как кричат адмиралы. Пока же будущее не сулит ничего утешительного; люди останутся те же и так же будут вершить судьбу нового дела; в руку им и то, что «Русь» — корабль старый, и дефекты на нем, мешающие идти далеко, всегда возможны. Думаю, что для настоящей войны делу морского воздухоплавания надо поставить крест. Кстати, о «новом деле», другом только — о заводе-поезде. Как я вам уже писал из Бремергафена и говорил при свиданиях, я считаю не только полезным, но и теперь прямо необходимым оборудовать электролитический завод-поезд для снабжения водородом воздухоплав[ательных] парков Маньчжурской армии. Я могу теперь взяться за это дело, думаю, что имею за собой некоторую практику и главное знаю, куда зачем надо обратиться. Не найдете ли вы возможным познакомить меня с проектами Ридингера и Большева, хотя бы для моего отзыва об них; я тогда кое-что уже наметил, но послал за границу письма за справками и пока не могу закончить свой расчет. В каком бы виде мне написать в Главное инженерное управление о моем желании спроектировать поезд и на чье имя.

Быть может, мне удастся подвинуть это дело с вашей, конечно, помощью, и на этом поприще принести большую пользу, чем могу на «Руси».

Командир желает у нас завести змеи и для изготовления их хочет просить на время офицера из воздухоплавательного парка; можно ли это и кого.

В ожидании вести готовый к услугам

Д. Беляев.

ЦГВИА, ф. 802, on. 3, д. 1102, лл. 88, 89. Автограф.

Текст приводится по книге "Воздухоплавание и авиация в России до 1907 г. Сборник документов и материалов". Под редакцией В. А. Попова. 1956 г. стр. 809 - 811

P.S.
Мнение Небогатова по этому делу, высказанное им на процессе о сдаче:
"Затем я желал ознакомиться, что это за воздухоплавательный парк? Мне сказали, что есть два способа добывания газа: химический и электролитический. Прежде чем взять  "Русь" с собой, я сказал что завтра приду, чтобы был наполнен шар и мне было показано его действие. Я отдал этот приказ часов в 5 вечера, а в 8 час. ко мне с этого парохода явился заведующий воздухоплавательным снаряжением, какой-то военный полковник и говорит: "Мы завтра не можем". - "Почему же"? - "У нас, говорит, неисправно". - "Как же вы на войну собираетесь"? - "Да вот машина сломалась, электролитическим способом наполнить шар нельзя, потому что у нас динамомашина не соответствует паровому двигателю". - Я говорю: "Ведь есть еще химический способ"? - "Химическим способом очень опасно, у нас три дня тому назад двоим лицо опалило. У нас большие запасы газа, так что мы боялись весь корабль сжечь"".


Источник: Отчет по делу о сдаче 15 мая 1905 года неприятелю судов отряда бывшего адмирала Небогатова. С.-Петербург, 1907 г. Стр. 422 - 423.

Tags: Все выше выше и выше...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments