reductor111 (reductor111) wrote,
reductor111
reductor111

Categories:

"...он явится главным опорным пунктом нашей торговли на берегах Тихого океана..."



Доклад Правления КВЖД министру финансов «О торговом и экономическом значении, которое может приобрести г. Дальний, и об условиях, которым надо для сего удовлетворить».
  В периодической печати и со стороны отдельных лиц нередко высказываются сомнения относительно будущего значения города Дальнего, причем указывается на неудачный выбор его как коммерческого порта, а равно и на то, что названный город, искусственно созданный, а не призванный к жизни действительной необходимостью, нежизнеспособен и никогда не оправдает произведенных на его постройку значительных затрат. Поэтому при посещении нами минувшей осенью Квантунской области мы, между прочим, поставили себе задачей выяснить, насколько это позволяют наличные данные, может ли Дальний занять место одного из первых коммерческих портов на Крайнем Востоке и какие мероприятия необходимы для достижения этой цели. Соображения наши по сему предмету считаем долгом доложить Вашему высокопревосходительству.
 По нашему мнению, широкое развитие в Дальнем коммерческой жизни вполне обеспечено, прежде всего, следующими основными природными качествами этого города: расположением его на оконечности железной дороги, соединяющей  Европу с Дальним Востоком, и в то же время в центре северной части Желтого моря и местоположением на берегу никогда не замерзающей морской бухты.
 Дальний, как и Владивосток, будет служить начальным пунктом Сибирской магистрали, но он имеет при этом с коммерческой точки зрения два громадных преимущества над последним: он открыт для навигации в течение целого года и расположен ближе к главным иностранным торговым центрам Крайнего Востока. Поэтому несомненно, что Дальний будет стягивать к себе большую часть пассажиров, грузов и почты, которые будут следовать транзитом по Сибирской железной дороге и если только эта последняя имеет будущность как мировой транзитный путь, то эту будущность неизбежно разделит с ней и Дальний.
 Затем, для Маньчжурии и прилегающей к ней части Монголии Дальний будет служить наиболее удобным морским портом как по причине его незамерзаемости, так и вследствие того, что он примыкает к Китайской Восточной железной дороге, прорезывающей Маньчжурию вдоль и поперек по наиболее населенным ее местностям.
 Кроме того, при своем центральном положении в северных китайских водах, при доступности со всех сторон и близости к китайскому и корейскому берегам Дальний имеет все шансы сделаться складочным местом для иностранной торговли северо-восточного Китая, а отчасти, может быть, также и Кореи. Дело в том, что на всем побережье Печилийского и Корейского заливов вследствие неблагоприятного очертания береговой линии и мелководья не имеется ни одной сколько-нибудь удобной гавани, в которой океанские пароходы могли бы без риска производить свои грузовые операции.
 Так, если обратиться к краткой характеристике китайских портов Желтого моря, открытых для иностранной торговли, то нельзя не заметить, что ближайший из них к Дальнему, Чифу, не имеет вовсе спокойной гавани, а рейд его совершенно открыт, ввиду чего при северных ветрах стоянка судов здесь сопряжена с опасностью, а производство грузовых операций прямо невозможно. Тяньцзинь, другой китайский порт на Чжилийском заливе, расположен в 30 верстах выше устья р. Пэйхо, которая образует при впадении в море обширный и мелководный бар, доступный только для самых небольших судов. В зимнее время порт этот закрыт для навигации в течение нескольких месяцев. Далее, порт Инкоу также обладает весьма серьезными естественными и притом неустранимыми недостатками: он расположен на берегу р. Ляохэ, образующей так же,  как и Пэйхо, при впадении в Чжилийский залив обширный бар, на котором глубина при отливе доходит всего лишь до 7 футов, внешний же рейд глубиной в 16 — 20 футов расположен в 30 верстах от берега и совершенно открыт для морского волнения. Кроме того, Инкоу замерзает ежегодно на 4 — 5 месяцев, в продолжение которых в нем прекращается торговая деятельность. Надо заметить также, что берега р. Ляохэ состоят из неустойчивой лессовой почвы, которая легко размывается, ввиду чего для их укрепления потребовались бы весьма значительные затраты. Все это вместе взятое дает основание думать, что Инкоу никогда не приобретет значение крупного центра морской торговли, а навсегда останется лишь каботажным портом, доступным для пароходов с осадкой не свыше 18 футов.
 Не более китайских портов удобны для крупных морских судов также и порты северо-западного побережья Кореи — Чемульпо и Цзиннампо.
 Неизбежным следствием этих природных недостатков северных китайских и корейских портов является то, что главным складочным и распределительным пунктом ввозимых и вывозимых морским путем товаров для всего Северного Китая вместе с Маньчжурией и Монголией, а отчасти и для Северной Кореи, до настоящего времени служит Шанхай, несмотря на весьма значительное удаление его от Чжилийского и Корейского заливов. Но и Шанхай по своим естественным качествам далеко не может считаться вполне удобным морским портом. Он расположен на берегу реки Усун, впадающей в р. Янцзы. Хотя эта последняя и образует морской бар, достаточно глубокий для прохода океанских пароходов во время высокого прилива, однако вход в нее сопряжен со значительной потерей времени, так как он возможен только в известные часы и даже дни и притом лишь под руководством опытных лоцманов, с соблюдением крайней осмотрительности. Еще более серьезные затруднения встречает морское судоходство на р. Усун. На баре ее глубина воды при полном приливе не превышает 19 футов, ввиду чего океанские пароходы часто задерживаются перед ним на несколько часов, а более глубоко сидящие даже принуждены останавливаться перед устьем реки, не имея возможности проникнуть в Шанхай.
Постройка малого дока в Дальнем.
 Надлежит, кроме того, иметь ввиду, что все существующие китайские и корейские порты страдают не только указанными выше естественными неудобствами, но, кроме того, за исключением разве Шанхая, также и недостатком самых необходимых портовых устройств и приспособлений вследствие скудости средств, отпускаемых на этот предмет Управлением морских таможен в обеих странах.
 При таких условиях более чем вероятно, что когда у нас на Квантуне, в самом центре северной части Желтого моря, будет сооружен порт, обладающий обширным и безопасным и притом никогда не замерзающим рейдом, спокойной гаванью и хорошо оборудованными набережными со всеми необходимыми портовыми устройствами, как-то: обширными складами для товаров, кранами, доками, портовыми мастерскими и проч., т. е. всеми теми условиями, которых не хватает в китайских портах, то роль, которая в настоящее время выпадает на долю Шанхая в отношении ввозной и вывозной торговли северных китайских и корейских портов, в значительной степени перейдет к Дальнему.
 Таким образом, согласно изложенного выше, по нашему мнению, следует считать столь же несомненным и бесспорным возникновение в Дальнем широкой коммерческой жизни, насколько можно считать несомненными установление транзитного движения по Сибирской железной дороге и экономическое развитие Маньчжурии и вообще Северного Китая.
 Однако данные, сулящие Дальнему видную будущность в торговой жизни Крайнего Востока, не исчерпываются указанными выше как бы естественными или природными его преимуществами. К ним нужно присоединить еще: 1) большую обеспеченность имущественной и личной безопасности в Квантунской области по сравнению с Китайской империей, 2) дарованные Дальнему права порто-франко и 3) имеющиеся поблизости Дальнего в Южной Маньчжурии запасы каменного угля.
 Эти преимущества Дальнего, в особенности же два первых, имеющих существенное значение при настоящих условиях торговли в Китае, дают еще большее основание рассчитывать, что Дальний займет место важнейшего коммерческого центра Северного Китая. За это говорят нижеследующие соображения:
 В Китае после приобретения товаров для экспорта главной заботой коммерсанта является доставка их в такое место, где они находились бы в полной безопасности от грабежа и пожара. Этим требованиям Дальний будет удовлетворять, без сомнения, в большей степени, чем любой из китайских портов.
 Равным образом и для импортеров иностранных товаров Дальний будет представлять существенные удобства по сравнению с китайскими портами. Для них имеет большое значение вопрос о времени уплаты таможенных пошлин за ввозимые товары. Хотя китайские морские таможни отсрочивают взимание пошлины с ввезенных товаров, но отсрочка эта ограничена определенным сроком, и, кроме того, сопряжена со многими неудобствами и формальностями, крайне стеснительными для коммерсантов, как, например, обязательством складывать товары в известных общественных складах и т. д. Неудобства эти в Дальнем, представляющем собой порто-франко, не будут иметь место.
 Затем, необходимо принять во внимание, что вывозимые из Китая в Европу и Америку товары нередко имеют совершенно не тот вид, какой требуется от них на рынках названных стран; с другой стороны, и товары, идущие из Европы и Америки в Китай прежде чем поступить на китайский рынок, в свою очередь подвергаются разным манипуляциям. Для сортировки, переупаковки означенных товаров и вообще для производства всех окончательных работ по их подготовке в продажу Дальний будет представлять существенные удобства. Фабрично-заводская промышленность, как известно, весьма мало развита в Китае и существует пока только в немногих портах; объясняется это тем обстоятельством, что фабрикам и заводам приходится там работать преимущественно на привозных материалах, причем эти последние перед тем как поступить на фабрики должны быть оплачены один, а иногда и несколько раз внутренней пошлиной (ли-цзинь). Кроме того, материалы, употребляемые на постройку фабрик, машины и станки должны быть оплачены ввозной пошлиной. Все это сильно удорожает производство и мешает развитию заводской промышленности в Китае. Между тем город Дальний благодаря дарованным ему правам порто-франко, удобному порту и прилегающей железной дороге обеспечит предпринимателям возможность получить все необходимые материалы беспошлинно и с минимальными накладными расходами. Поэтому он представляет все данные для самого широкого развития в нем фабрично-заводской промышленности.
 Наконец немаловажное значение в деле развития Дальнего как торгового порта и промышленного центра будут иметь находящиеся в районе его и вообще в Маньчжурии месторождения каменного угля. В настоящее время на Дальнем Востоке ощущается сильный недостаток в этом последнем, причем цены на него держатся очень высокие, что обуславливает возможность привоза угля низкого качества издалека, например, из Тонкина и даже Австралии. Поэтому несомненно, местные угольные рынки будут приобретать все большее и большее значение. В Японии каменноугольное дело, хотя уже достигло интенсивной степени развития, не может удовлетворять действительным потребностям; поэтому в недалеком будущем, несомненно,  должна организоваться на прочных началах разработка угольных богатств Маньчжурии, для которых наиболее удобный выход в море представляет собой город Дальний. Возможность же удобно и скоро запасаться дешевым каменным углем будет, конечно, в значительной степени способствовать заходу в Дальний судов существующих на Дальнем Востоке пароходных линий, так как вообще при выборе того или другого порта пароходные предприятия руководствуются преимущественно соображениями об удобствах, дешевизне и быстроте погрузки угля. Та же возможность дешевой заготовки угля окажет несомненное влияние на развитие в Дальнем фабрично-заводского дела.
 Изложив, таким образом, вкратце все те обстоятельства, которые, на наш взгляд, могут гарантировать Дальнему возможность занять первенствующее место среди портов Северного Китая, считаем, однако, долгом оговориться, что одной наличности этих благоприятных для Дальнего обстоятельств еще недостаточно для того, чтобы он действительно сделался одним из главных складочных и распределительных торговых центров на Дальнем Востоке. По нашему крайнему разумению, достижение этой цели безусловно будет вполне зависеть от тех мер и порядков, которые будут установлены нами в Дальнем.
 В этом отношении мы считаем себя обязанными высказать убеждение, что наиболее подходящими для Дальнего, несомненно, следует признать порядки, сходные с теми, к которым привыкло иностранное население на Дальнем Востоке и в особенности в Шанхае и Гонконге, этих образцовых городах Восточной Азии. Главнейшие же отличительные черты жизни в этих последних заключаются в минимальных стеснениях для торговли и промышленности и в необычайно легком обложении их, а равно в отсутствии запрещения лицам всякой национальности иметь пребывание в пределах городской черты притом без предъявления ими каких бы то ни было паспортных требований.
 Сообразно этому представляется особенно необходимым избегать введения в Дальнем каких бы то ни было стеснений торговли и в частности всяких излишних формальностей в отношении портовых операций. Необходимо установить вполне определенные, публикуемые во всеобщее сведение портовые правила и таксы, допустить к действию стивадорские артели и компании, образовать артели лоцманов и выработать правила о пользовании набережными, пристанями, кранами, доками и мастерскими, а также таксы за пользование ими. Необходимо также установить портовые сборы в возможно умеренном размере и, во всяком случае, менее высокие, чем в Шанхае; допустить к действию инспектора английского Ллойда (Lloyds Surveyor) и разрешить морское и сухопутное страхование как русским, так и иностранным страховым обществам.
 Существенно важно разрешить производство операций не только наиболее солидным русским, но и иностранным банкам с тем, чтобы Русско-Китайский банк сохранил свое настоящее значение, в силу коего он, оставаясь банкиром всех правительственных и железнодорожных учреждений, имел бы преимущественное перед другими банками положение.
 Не следует, далее, делать какие бы то ни было затруднения или ограничения к поселению и пребыванию в Дальнем иностранцев, к какому бы подданству они не принадлежали, а равно и русских подданных, какую бы веру они не исповедовали. В этом отношении, казалось бы, не следует делать никаких исключений, допуская в Дальний и японцев, и евреев [Примечание документа: Предоставление японцам и евреям сих прав в г. Дальнем как в порто-франко, открытом для всемирной торговли, нимало не обусловливает предоставление им таких же прав в других пунктах Квантунской области; напротив, в других пунктах Квантунской области им может быть в этом отношении безусловно отказано]. Стеснение или устранение первых нанесло бы существенный вред нашим торговым связям с Японией — самой деятельной коммерческой нацией Дальнего Востока; допущение же в Дальний вторых могло бы иметь только самое благоприятное значение для торгового развития города. То главнейшее основание, по которому у нас установлена черта еврейской оседлости (эксплуатация евреями коренного населения империи) к Дальнему совершенно не применимо. Наоборот, энергичные, обладающие коммерческими дарованиями русские торговцы из евреев могут явиться прекрасным противовесом и китайскому и иностранному купечеству, будут способствовать установлению торговых связей Дальнего с нашими внутренними рынками и тем укреплять наше влияние на дальней окраине.
 Введение паспортной системы для иностранных подданных — европейцев или американцев также оказало бы весьма вредное влияние на развитие города. Иностранцы не привыкли к системе паспортов и относятся к ней крайне недоброжелательно. Было бы достаточно, если бы полиция регистрировала лиц, прибывающих на жительство в дома и гостиницы города, причем можно было бы ограничиться сведениями, даваемыми лицом о его имени, фамилии, звании или профессии, месте отправления и месте следования.
 Но само собою разумеется, что при таких условиях в видах ограждения личной и имущественной безопасности городского населения тем более необходимым становится содержание в Дальнем хорошей и сильной полицейской охраны, надлежащая организация которой вообще в каждом портовом городе с разнообразным и быстро меняющимся населением представляется делом большой важности.
 Весьма существенно также озаботиться правильной постановкой дела обеспечения города Дальнего достаточным контингентом надежных и хороших китайских рабочих. В этом отношении Владивосток и Порт-Артур могут служить весьма поучительным примером. Хотя в обоих этих городах работа китайских кули оплачивается вдвое и даже втрое лучше, чем в открытых для торговли портах Китая, где большая часть рабочих также комплектуется не из местного населения, тем не менее, и во Владивосток, и в Порт-Артур из Китая идут не лучшие, отборные рабочие, а, напротив того, самый последний сброд.
 Одна из главных причин такого ненормального положения, несомненно, заключается в неведении китайских рабочих, ищущих заработка в отхожих промыслах, относительно размера денежных сборов, которые могут быть взысканы с них в России. Было бы поэтому в интересах всех наших восточно-азиатских городов, нуждающихся в китайской рабочей силе, если бы был установлен такой порядок, при котором всякий кули, отправляющийся на заработки в Россию, был наперед уверен, что с него более известной ему суммы взыскано ни в каком случае не будет. Цель эта в значительной степени могла бы быть достигнута если бы все сборы с китайских чернорабочих взыскивались при выдаче им паспортов на въезд в Россию, причем в самом паспорте было бы указано на китайском языке, что предъявитель его освобожден на определенный срок от всяких других платежей.
 Из других средств для привлечения в Дальний китайского рабочего люда заслуживает также внимания предоставление ему возможности пользоваться привычным ему жизненным обиходом. В этом отношении следовало бы сделать все возможное, до разрешения даже столь излюбленного китайским населением курения опиума. Никакие меры запрещения не в состоянии устранить этого зла, и применение их имеет последствием только то, что курение опиума производится тайно, без надлежащего надзора, а при этих условиях оно приносит гораздо больший вред и служит примером вымогательств для низших полицейских агентов. Поэтому в так называемых «концессиях» или в европейских кварталах китайских портов, открытых для всемирной торговли, допущено существование опиумных домов. Того же надлежало бы придерживаться  и в Дальнем, где, казалось бы, возможно допустить в китайском квартале открытие опиумных домов, поставив их под строгий контроль полиции и обложив, кроме того, значительным сбором.
 Если будут приняты вышеперечисленные меры к обеспечению за Дальним правильного коммерческого развития и устранены указанные юридические препятствия к такому развитию, то вновь возникающий город постепенно приобретет значение одного из выдающихся портов Крайнего Востока. Сюда, привлекаемые торговым расчетом, станут стекаться представители промышленной и коммерческой жизни всех стран и наций, и незначительное теперь поселение быстро вырастет в больной центр всемирной торговли. Мы не станем говорить о доходах и выгодах, которые дадут в будущем городские и портовые сборы, продажа городских участков и проч. Все они являются совершенно ничтожными по сравнению с той службой, которую сослужит Дальний для Сибирской железной дороги как головной ее пункт, с тем влиянием, которое косвенным образом окажет он на ее доходность, и тем значением, которое будет иметь он в будущем для всей вообще русской торговли на Крайнем Востоке. Являясь конечным пунктом Сибирской магистрали и передовым торговым постом нашим на берегах Желтого моря, он явится главным опорным пунктом нашей торговли на берегах Тихого океана; через него пойдут все транзитные грузы Великого Сибирского пути, в нем под покровительством русских законов откроется широкое поле деятельности русским торговым фирмам, которые получат возможность выступить здесь конкурентами иностранцев и рано или поздно отвоевать для русских товаров рынки северного и среднего Китая.

_____________________________________
РГИА. Ф. 560. Оп. 28. Д. 838. Л. 34-38 об.
Машинопись.
Текст приводится по книге «Порт-Артур и Дальний, 1894-1904 гг.: последний колониальный проект Российской империи. Сборник документов.» Сост., авторы введения и комментариев И.В.Лукоянов, Д.Б. Павлов – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2018 г., стр. 430-437.
_____________________________________
Первое изображение ("план города Дальнего") любезно предоставлено уважаемым lot1959
Остальные фото взяты здесь: Желтороссия, которую мы потеряли. Часть 1. Дальний: humus — ЖЖ (livejournal.com)
Tags: просто бизнес
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments